Версия для печати

АСЛАН БЖАНИЯ: СУЩЕСТВУЮЩАЯ СИСТЕМА ВЛАСТИ СЕБЯ ИЗЖИЛА, И ДЕЙСТВУЮЩАЯ КОМАНДА ПРЕЗИДЕНТА ЭТО ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА В ПОЛНОЙ МЕРЕ

Интервью Понедельник, 04 марта 2019 16:05
Оцените материал
(1 Голосовать)

Интервью с депутатом Народного Собрания – Парламента РА, лидером оппозиции Асланом Георгиевичем Бжания.

- Аслан Георгиевич, до прихода в политику Вы были председателем СГБ. Что привело Вас в политику?

- Политической деятельностью я начал заниматься в 2014 году после известных майских событий, после того, как оппозиция того периода осуществила незаконный захват власти, и действующий президент Александр Анкваб не имел возможности работать дальше. У меня была встреча с ним в тот день, когда он написал заявление об отставке. Тогда Президент Анкваб предложил мне принять участие в предстоящих выборах. Аргументы были следующие: это - одна из форм сопротивления тем, кто захватил власть. После непродолжительного раздумья я принял решение - выдвигаться в качестве кандидата на пост президента Абхазии. Это был мой первый политический шаг, и с тех пор, а прошло около пяти лет, я профессионально занимаюсь политикой.

За эти пять лет было много разных событий, я смог воочию убедиться на многочисленных примерах, как работает действующая власть, какие проблемы удалось ей решить, а какие проблемы были порождены ею.

В 2015 году мной был организован фонд социально-экономических и политических исследований «Апра»». В 2017 году я был избран депутатом Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия, и у меня появилась возможность, опираясь на официальные документы и первоисточники, изучать различные проблемы, существующие в государстве, отслеживать возможные угрозы национальным интересам.

С 2014 года проблем в государстве стало значительно больше, они приняли угрожающий характер.

К примеру, если в 2014 году из 140 тысяч трудоспособного населения официально работало 42 тысячи, то по итогам 2018 года официально работающих 39 тысяч человек. Сокращение произошло в сфере услуг, в реальном секторе экономики. Если заработная плата в 2014 году в среднем была 9800 рублей (это составляло более 300 долларов), то сегодня средняя заработная плата около 11 тысяч рублей (это менее 200 долларов). Руководству страны не удалось даже индексировать заработную плату в объеме годовой инфляции (средний уровень инфляции в год у нас около 8 %).

- Вы уже достаточное время находитесь в политике, возможно ли действительно что-то изменить?

- Необходимо много чего изменить, потому что без перемен невозможно движение вперед. Существующая система власти себя изжила, и действующая команда президента это продемонстрировала в полной мере. По всем показателям наше государство отстает от уровня, который был в 2014 году. Нам необходимо реформировать государственный аппарат, пересмотреть функции всех министерств и ведомств, нам необходимо провести ряд существенных и глубоких преобразований в правоохранительных органах и судебной системе. Нам необходимо пересмотреть в известной степени Конституцию, нам необходимо перераспределить полномочия между Президентом, Парламентом и Кабинетом Министров. Об этом я говорил неоднократно, об этом более развернуто   сказано в моей программе, которая была опубликована в марте 2018 года

Для того, чтобы осуществить реформы и преобразования, нужна политическая воля руководства страны. Та команда, которая намеривается осуществить преобразования, должна иметь пространство для маневра и не должна иметь обязательств, которые сковывали бы ее действия. На примере действующего руководства мы видим, что им не хватает знаний, не хватает политической воли, нет заинтересованности в преобразованиях.

Любые преобразования касаются судеб людей, и эти преобразования для многих носят болезненный характер. Но, как известно, лекарства не бывают сладкими, все лекарства на первом этапе их употребления вызывают отрицательные эмоции или отрицательную реакцию. Но их прием необходим для выздоровления всего организма. Сегодня мы находимся на таком историческом этапе, когда необходимо оздоровление всего государственного организма.

- Скажите, насколько важна роль оппозиции, могут ли ее представители влиять на ситуацию в стране?

- Роль оппозиции, безусловно, существенна, но важно, какая именно оппозиция – деструктивная или конструктивная. Могу с уверенностью заявить, что оппозиция, которую возглавлял Хаджимба, являлась, за некоторым исключением, деструктивной. Большинство вопросов, которые она поднимала в тот период, носили исключительно популистский характер. В ее лице мы имели оппозицию, которая совершила незаконный захват власти, оппозицию, которая поставила страну на грань окончательного краха.

Хотел бы обратить ваше внимание на оппозицию, которая была сформирована в Абхазии в 2015 году. С момента ее создания она придерживается выбранной линии, последовательна в своих действиях, заинтересована в устранении ошибок действующей власти, проводит встречи с населением. Все предложения и замечания аргументированы, зафиксированы документально, подтверждаются фактами и лишены всякого популизма. Мы всегда вели предметный разговор, чего бы это ни касалось. Вы, наверное, помните, что оппозиция была против того, чтобы повышали экспортную таможенную пошлину на орех, оппозиция одной из первых заявила о том, что необходимо провести глубокую проработку вопроса о введении ввозного НДС. Оппозиция неоднократно выступала и говорила о том, что есть факты должностных злоупотреблений в структурах высшего руководства, которые подтверждались документами Контрольной палаты РА и Счетной палаты РФ. Но никакой реакции от компетентных органов не поступало. Оппозиция жестко критиковала власть за непродуманную кадровую политику. Это было связано с многочисленными перестановками в высших эшелонах власти. Власть нас не слышала, и для того, чтобы нас услышали, мы должны были проводить массовые акции, и они вам известны. Это тоже механизм, это тоже инструмент для того, чтобы привлечь внимание общественности к существующим проблемам. В 2015 году оппозиция впервые заявила о том, что действующая власть не способна решить многочисленные проблемы, которые стоят перед страной. В 2019 году это уже для всех стало очевидным.

- Аслан Георгиевич, каким Вы видите возможный выход из сложившейся критической ситуации в стране? Что нужно сделать для этого?

- Обязательства по выводу страны из кризиса, как правило, стоят перед всем обществом, но ответственность за все несет власть, которая сформирована по итогам выборов. Действующая власть должна была быть отправлена в отставку, так как она подтверждала свою недееспособность на протяжении всех пяти лет. Нам необходимо сформировать новую власть, куда должна прийти новая команда, команда, которая имеет четкую программу действий и желание работать во благо страны и людей. Такая команда в большей степени уже сформирована, идет процесс ее дальнейшего формирования, и я надеюсь на то, что наши граждане уже не допустят ту ошибку, которую они допустили ранее. Мое глубокое убеждение состоит в том, что Абхазией не может руководить человек, степень компетентности которого может вызывать сомнения. В руководстве должны быть профессионалы, они же должны быть честными людьми. Выход из критической ситуации вижу в одном – это планомерные реформы, которые укрепят государственные институты, нуждающиеся сегодня в преобразовании.

Мы должны посмотреть, сколько необходимо государственных служащих, сколько у нас должно быть министерств и ведомств, я абсолютно уверен, что их слишком много. Мы должны посмотреть, какое количество людей должно там работать, мы должны четко знать, за что каждое должностное лицо лично отвечает. И мы должны создать условия, которые будут их мотивировать работать честно и профессионально. Этих условий сегодня нет, такие подходы сегодня никем не регулируются, а действующая команда работает в рамках старой разрушающейся системы.

Сегодня в основе всех наших проблем две глобальные первопричины – непрофессионализм и угрожающе высокий уровень коррупции. Поэтому реформа органов госвласти и управления, реформа правоохранительных органов, реформа судебной системы, прежде всего, должны быть направлены на то, чтобы государственный аппарат у нас был компактным. Второе, чтобы он был высокопрофессиональным. И третье, надо создать условия, при которых резко будет снижен уровень коррупции. Это первые шаги, которые необходимо предпринять будущим руководителям Абхазии. Без строительства эффективных, компактных государственных органов остальные вопросы решить будет невозможно.

Особый блок вопросов, на который необходимо обратить внимание, - это отношения с Российской Федерацией. Если поднять Договор от 24 ноября 2014 года, под которым стоят подписи глав государств, обозначены мероприятия, которые должны были быть реализованы в 2015 - 2016 - 2017 годах, станет очевидным, что 80 % из этого Договора не реализовано, и все эти проблемы в большей степени порождены абхазской стороной. Для нас, как для молодого государства, выстраивание особых взаимоотношений с Российской Федерацией является залогом успеха. Мы осознанно добровольно поделились частью своего суверенитета с Российской Федерацией. Это прослеживается в рамках большого Договора, который был подписан в 2008 году. Такая мера была оправдана, это произошло осознанно, и это нам выгодно. Это – вопросы военной безопасности, пограничной безопасности, внешней политики, финансово-кредитной политики, где многое решается совместно. А в остальных вопросах свой суверенитет мы должны наполнять сами своими правильными решениями и профессиональными действиями. Сегодня этого не происходит, потому что руководство страны не обладает должным количеством знаний и умениями, а значительное количество людей в руководстве страны не заинтересовано в борьбе с коррупцией.

- Как Вы поступаете с людьми, которые не согласны с Вами?

- Все зависит от того, о каких людях идет речь, какой вопрос я с ними обсуждаю. Имеют ли эти вопросы отношение к общественной жизни, государственной деятельности или имеют отношение к моей личной жизни, к моей семье, родным и близким. Для меня самым распространенным методом в беседе является метод убеждения.

- Открыты ли Вы к разнообразным точкам зрения?

- Безусловно! Мне нравится, когда идет обсуждение той или иной проблемы, когда люди высказывают разные точки зрения. Это дает возможность более широко взглянуть на проблему увидеть ее с разных ракурсов, изучить глубже. А глубокое изучение проблем, как правило, дает шанс выработать правильные решения, может помочь в их разрешении.

- Вы не против, если Ваши заслуги припишут кому-то другому?

- Для меня важно, чтобы моя деятельность приносила пользу обществу, государству, семье. А кому припишут заслугу - этот вопрос не самый главный.

- Вы способны менять свою позицию, и как часто Вы это делаете?

- Я способен менять свою позицию. Для этого необходимо иметь достоверную информацию, достоверные факты, аргументы, которые могут повлиять на изменение позиции. Любая достоверная информация приближает к истине.

- Что изменилось в Абхазии с тех пор, как Вы стали депутатом?

- Очевидно, что процессы деградации государственных институтов усилились. Это видно на примере многих отраслей. Но с тех пор, как я стал депутатом, у меня появилось больше возможности глубокого изучения проблем, больше доступа к различной информации. Официально могу вам заявить, что с 2015 года по 2019 год ни разу не выполнялся Государственный бюджет Республики Абхазия. К сожалению, изменилась жизнь людей к худшему, число людей, у которых стало проблем больше, возросло. Ни разу с 2015 года не была реализована Инвестпрограмма, деньги, которые поступают безвозмездно в Абхазию из Российской Федерации, абхазской стороной не были освоены. О чем это говорит?

Это говорит о том, что люди - потенциальные работники, которые могли рассчитывать на работу, остались без нее, а те, кто работал, заработали меньше. Причина, по которой сократилось количество рабочих мест, в том, что руководство страны, правительство и органы, уполномоченные отвечать за реализацию Инвестпрограммы, не смогли должным образом организовать сам процесс. Из года в год Инвестпрограмма проваливается; из года в год количество людей, которые могли иметь работу, уменьшается; из года в год уменьшается и количество денег, которые могли бы поступать в бюджет разных уровней; из года в год из-за этого недополучают врачи, учителя, пенсионеры - все, кто связан с бюджетом. Вот что у нас изменилось. И эту картину мы наблюдаем с 2015 года. И так во всех отраслях.

- Какие острые проблемы существуют в Абхазии? Самые острые?

- Существуют две проблемы. Самые главные – это некомпетентность руководства и высокий уровень коррупции в эшелонах власти и управления.

- На сессиях Парламента Вы поднимаете важные вопросы, говорите о коррупции. Как бороться со всем этим негативом? Какие именно законопроекты были предложены Вами за это время?

- На самом деле, эта проблема масштабная. Для борьбы с коррупцией необходимо предпринять ряд жестких мер. Меры должны носить правовой характер, организационный, информационный. И, конечно же, тут самое главное – наличие воли у руководства страны для борьбы с коррупцией.

Рядом депутатов, в том числе и мной, было внесено несколько законопроектов в Парламент. Это – законопроекты «О декларировании доходов, расходов, имущества, обязательств имущественного характера публичными служащими и депутатами», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Республики Абхазия по вопросам противодействия коррупции и открытости публичных органов», «О порядке транспортного обслуживания публичных служащих и депутатов», «Об обеспечении доступа к заседаниям публичных органов», «О публичных закупках».

Публичные органы свою деятельность должны проводить открыто. Поэтому один из законопроектов так и называется - «Об обеспечении доступа к заседаниям публичных органов». Решения, связанные с использованием государственных денег, размещением государственных заказов, карьерным ростом должностных лиц – все это должно носить прозрачный характер. Чиновник должен наложить на себя определенное ограничение в своем поведении, образе жизни. Наши ученые экономисты просчитали объем коррупционного рынка. Цифра составила более 500 млн рублей в год. Для нашей экономики это огромная сумма. В качестве примера, я об этом говорил и в Парламенте, хотел бы напомнить еще раз: чтобы вывезти мандарины в Российскую Федерацию, необходимо заплатить около 12 рублей за килограмм, на самом же деле официальный платеж – не более 3 рублей (это ввозной НДС Российской Федерации), сбор на абхазской стороне 9 рублей, которые в итоге оседают в карманах коррупционеров (урожай в этом году около 40 тысяч тонн, умножить на 9 рублей, получится около 360 млн. рублей). И это только на одной позиции – на мандаринах. Я хотел бы напомнить еще такой факт. Когда в 2015 году вводили пошлину на орех (25 рублей за 1 кг.), руководство страны, Кабинет Министров заложили в доходной части бюджета 300 млн рублей как поступление в виде пошлины от экспорта ореха. Поступило всего 26 млн рублей. Недавно мною был сделан запрос в Министерство сельского хозяйства и Управление госстатистики о количестве выращенного в Абхазии в 2015 - 2017 годах ореха. Полученные данные – около 32 тысяч тонн за 3 года. Далее, на запрос в Государственный таможенный комитет о количестве вывезенного из Абхазии в другие государства ореха, получен ответ, что за три года официально вывезено 4 200 тонн: 3 800 тонн вывезено в Грузию, 400 тонн - в Россию. В итоге, 300 млн рублей также осели в чьих-то карманах. Разве это не огромные масштабы коррупции?

Следующие факты, которые указывались в отчетах Контрольной палаты. Как производились закупки медицинского оборудования в Министерстве здравоохранения? Было приобретено бывшее в употреблении оборудование по цене в пять раз дороже аналогичного нового. Это же известный факт! Об этом депутаты парламента говорили неоднократно, материалы передали в Генеральную прокуратуру, а Генеральная прокуратура все это оставила без внимания. Другой факт, также всем известный – строительство водопровода в абхазских селах. К примеру, в селе Члоу смета составляла около 40 млн рублей. Деньги потрачены, а водопровода нет. Куда деньги подевались? Это разве не пример коррупции? Кто за это понес ответственность? Никто! Одни покрывают других. Отмечу, что в правоохранительных органах достаточное количество честных людей, но там недостаточное количество организаторов мероприятий по борьбе с нарушениями.

- Недавно Премьер-министр Валерий Бганба во время обсуждения вопроса экономической целесообразности и экологической безопасности добычи нефти сказал, что Вы должны были быть в курсе этих вопросов, так как в период подписания договоров в 2013 году занимали должность председателя СГБ. Что можете сказать по этому поводу?

- Премьер-министр Бганба должен был бы знать, что председатель Службы госбезопасности в структуру Кабинета Министров не входит. Это первое. Второе. Вопрос экономической целесообразности и экологической безопасности при добыче нефти в компетенцию СГБ тоже не входит, этим занимаются соответствующие структуры Кабинета Министров, там и должны были просчитать выгодно или нет. Экологическая безопасность того или иного проекта - это компетенция Госкомитета по экологии. И третье. председатель правительства Бганба в тот период был спикером парламента, он уж точно должен был знать. Я же действовал в рамках тех компетенций, которые мне были даны. Повторяю: вопрос изучения экономической целесообразности и экологической безопасности в компетенцию Службы госбезопасности не входит. Премьер Бганба пусть это запомнит, ему это пригодится в повседневной деятельности.

Что же касается добычи нефти, считаю, что единственно правильным подходом здесь является формирование парламентской комиссии с целью изучения поставленных вопросов, и только после завершения работы комиссии, на основании ее выводов, принятие тех или иных мер. Рекомендую всем государственным институтам придерживаться этих подходов. Ничем не подтвержденные обвинения и слухи не могут быть основанием для принятия ответственных решений.

В недавнем прошлом на основании пустых обвинений и слухов неоднократно были оклеветаны известные в Абхазии люди, обвинения в их адрес не были подтверждены компетентными органами. И это привычный для действующей власти прием. Я же не хочу иметь ничего общего с такими подходами.

В ближайшее время в Парламенте планируется создание комиссии по изучению экономической целесообразности и экологической безопасности добычи нефти на территории Республики Абхазия. Если такая комиссия будет создана, я буду в нее входить и приму деятельное участие в изучении этих проблем, опираясь на документы, с которыми до этого не имел возможности ознакомиться. Мне не известно, на каких условиях подписаны договоры, поэтому только по итогам работы комиссии я выскажу более аргументированную точку зрения.

Хотелось бы спросить, а как обстоят дела в стране с добычей других углеводородов? Например, каменного угля? Насколько соблюдены в этом случае интересы государства и насколько обеспечена экологическая безопасность разработок? Какими активами располагает кампания-разработчик? Является она государственной или частной?

То, что происходит сегодня вокруг нефти - это характерный для политиков прием, с помощью которого они пытаются заработать себе дивиденды перед выборами. Особенно этим грешит значительная часть нынешних и бывших сторонников Хаджимба. Мне представляется, что к вопросу добычи всех углеводородов должен быть единый подход. А вводить моратории, ограничения в работе кампании до завершения работы парламентской комиссии по добычи нефти считаю недопустимым. Такое уже было в 2015 году.

- Сможет ли Абхазия выйти из кризиса?

- Если Абхазия не выйдет из кризиса, то у абхазского этноса не будет будущего. Поэтому Абхазия должна выйти из кризиса, но для этого необходимо провести огромную работу, и для этого нужна команда профессионалов – честных людей, которые смогут правильно расставить приоритеты, выработать курс на реформы и, несмотря ни на какие трудности, следовать по этому курсу. Конечная цель – устойчивое развитие абхазского этноса и других народов Абхазии. Один из главных инструментов для достижения этой цели – эффективный, высокопрофессиональный государственный аппарат, правоохранительные органы, современная судебная система власти.

Интервью подготовила Марина ГУМБА

Прочитано 772 раз Последнее изменение Понедельник, 04 марта 2019 17:48