ТОЧКА ЗРЕНИЯ

мая 25 2021

ДОСАДНЫЕ МЕЛОЧИ ПОРТЯТ НАСТРОЕНИЕ

В этом году из-за пандемии коронавируса мы не надеялись, что курортный сезон начнется. Но он…

В мире

июня 22 2021

СТАТЬЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА «БЫТЬ ОТКРЫТЫМИ, НЕСМОТРЯ НА ПРОШЛОЕ»

Статья Президента России опубликована в немецкой еженедельной газете Die Zeit и приурочена к 80-й годовщине начала Великой Отечественной…

Документы

июля 15 2020

РАСПОРЯЖЕНИЕ

"О внесении изменений в Распоряжение Президента Республики Абхазия от 30 июня 2020 года, № 250-рп…

Календарь событий

« Июнь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Мы в Фейсбуке

ДЕПУТАТЫ ОТ ОППОЗИЦИИ: ПРОЕКТ РЕСПУБЛИКАНСКОГО БЮДЖЕТА НА 2018 Г. – ЭТО БЮДЖЕТ ВЫЖИВАНИЯ, А НЕ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

Новости Вторник, 12 декабря 2017 16:25
Оцените материал
(0 голосов)

Сухум. 12 декабря. Абхазия-Информ. В понедельник, 11 декабря, на расширенном заседании парламентского комитета по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам рассматривался проект закона о республиканском бюджете на 2018 год. Ряд депутатов выступили с резкой критикой представленного на рассмотрение документа.

После заседания комитета депутаты Аслан Бжания, Рауль Лолуа, Омар Джинджолия, Лаша Ашуба, Батал Айба, Юрий Хагуш, Инал Тарба и Астамур Аршба дали пресс-конференцию, на которой озвучили свои претензии к  представленному проекту бюджета.

На вопрос журналиста, что депутатов  смущает в проекте республиканского бюджета на следующий год,  Аслан Бжания ответил:

«Мы приняли решение провести сегодня пресс-конференцию, потому что завтра нас не будет на заседании сессии, так как мы  проводим мероприятие в Гудаутском районе, о чем заранее сообщали всем.  Что касается бюджета и того, что меня в нем  не устраивает, то я считаю, что  это  - не бюджет роста, а инерционный сценарий развития нашего государства. Я сегодня продемонстрировал документ «Стратегия социально-экономического развития Республики Абхазии до 2025 года», который приняли  для того, чтобы в стране произошли серьезные преобразования не только политического, но и экономического характера.

По хорошему, мы сегодня должны были обсуждать другие цифры, потому что в стратегии написано за  какое время, с какой последовательностью и  какими темпами  страна должна будет развиваться. Узнав, какие средства мы сегодня имеем и как они будут распределяться, мы пришли к мнению, что нас не устраивает  такое положение дел.  При этом мы руководствуемся как своими наблюдениями, так и  документами, предоставленными  Контрольной палатой РА и Счетной  палатой  Российской Федерации, в которых приводится огромное количество фактов незаконного расходования бюджетных средств.

Многие задают вопрос, почему мы постоянно говорим о резервном фонде президента? Начиная с 2014 года бюджет страны только уменьшается, а резервный фонд президента за это время вырос в два с половиной раза. Насколько это этично? Деньги из резервного фонда с серьезными злоупотреблениями тратятся на непонятные расходы министерства здравоохранения,  министерства финансов,  других ведомств.  Поэтому мы и говорим, что нас не устраивает такое положение дел.

Разве не стыдно иметь пенсионеров, пусть даже их немного, которые получают пенсию в 150 рублей. Мы говорили о средней заработной плате, которая является универсальным показателем уровня жизни наших граждан. И опять у нас в этом плане никаких изменений в лучшую сторону нет. Более того, сегодня наш среднестатистический гражданин получает зарплату на 25 - 30% меньше, чем в 2013 году. Покупательная способность также снизилась. И это лишь  часть из того, что нас не устраивает в республиканском бюджете на 2018 год».

Рауль Лолуа:  Сегодня в заседании парламентского комитета принимали участие премьер-министр и руководители экономического блока Кабмина. Депутаты задавали им вопросы, и они пытались на них отвечать, но я считаю, что не убедительно. Мы говорили не раз, что республиканский бюджет год из года уменьшается. В 2015 - 2016 годах уже приходилась секвестрировать бюджет, изменять какие-то статьи, перераспределять средства на социальные нужды. Все это отражалось на уровне доходов граждан страны и в конечном итоге мы получали уменьшенный бюджет. Работая над бюджетом 2018 года, мы задавали вопросы министрам, главам региональных администраций и у нас сложилась картина социально-экономического положения в республике. Мы понимаем, что у нас происходит,  и что новый бюджет не отвечает сегодняшним требованиями. Более того, это не бюджет роста, а бюджет выживания, потому что в  нем не заложено никаких серьезных изменений и перспектив дальнейшего развития страны. Не отражены приоритеты и основные проблемы  государства, хотя все проблемы перетекают из года в год, а  нам ничего нового не предлагают. Более того, бюджет 2018 года по сравнению с 2017 годом сокращен на 650 млн рублей. Также серьезно сокращено финансирование по Инвестпрограмме и, как следствие, это повлияет на доходы наших граждан.

Показатели Индикативного плана стали ниже, уменьшился товарооборот, но при этом суммы в бюджете по этим позициям увеличились. Согласно пояснительной записке Кабинета министров, количество завезенных товаров в Абхазию уменьшилось на  40%. При этом стали меньше завозить продукты  питания, хлебобулочные изделия, жиры  и другие товары первой необходимости, которые потребляют наши граждане. Это говорит о том, что эконмическая ситуация в стране стала намного хуже.

Бюджет на 2018 год, который предложило нам правительство, даже при условии 100% исполнения, в чем я очень сомневаюсь, не решит наших проблем, потому что бюджет 2017 года отстает по основным показателям, в том числе по сбору налога на добавленную стоимость.

Аслан Бжания: Такая ситуация с бюджетом  у нас не изменится до тех пор, пока в стране не начнутся процессы серьезного государственного преобразования, в том числе и в экономической сфере.

Многие наши граждане хорошо помнят, как нынешние власти, будучи в оппозиции,  на протяжении 10 лет к месту и не к месту  говорили о необходимости реформ и вменяла в вину бывшему  руководству  Абхазии отсутствие перемен. Но в  последние три года у нас ничего не происходит и не реформируется.

Премьер-министр сказал на заседании парламентского комитета, что правительство, невзирая на сложности, чуть ли не вдвое увеличило доходную часть бюджета. Это не соответствует действительности: с учетом инфляции,  введения  новых налогов, пошлин и акцизов, им удалось доходную часть собственного бюджета увеличить процентов на 50%.

Напомню, что доходная часть бюджета Абхазии в 2005 году составила 586 млн рублей,  в 2006 году – 846 млн рублей, в 2007 году – 1 млрд, а в 2008 году – 1 млрд 154 млн рублей. То есть за 4 года рост составил более 105%. Поэтому мы не приемлем того, что предлагает нам нынешнее правительство, и за этот бюджет голосовать не будем.

Батал Айба: Действующая власть постоянно говорит о качественном администрировании, но я бы не стал спешить с такими заявлениями. Созданная парламентом, в том числе и по инициативе прошлой оппозиции, Контрольная палата РА предоставила развёрнутый отчет о работе государственных органов, а именно о работе министерства финансов. В отчете от 16 октября 2017 года говорится, что действия должностных лиц министерства финансов попадают под признаки Уголовного кодекса РА, а именно, статьи 286 «Нецелевое использование средств». О каком увеличении республиканского бюджета можно говорить, если в самом Минфине происходят подобного рода процессы. В материалах проверки Контрольной палаты, размещенных на ее сайте, говорится о нецелевом использовании средств.

Мы намерены инициировать депутатское расследование, чтобы достичь  наконец прозрачности функционирования исполнительной власти, которую она декларирует  каждый день.

Лаша Ашуба: В комитете  по бюджету, кредитным организациям, налогам и финансам состоялась не одна встреча с главами администраций городов и районов, которые заявляли,  что бюджет 2017 года не выполнен из-за того, что не собрали в полном объеме НДС. Это краеугольный камень нашего бюджета. В свое время представители правительства говорили,  что НДС в корне изменит жизнь людей, бюджетников, предпринимателей. Более того, предпринимателям будет предоставляться льготное кредитование на развитие бизнеса. Прошло более двух лет после принятия закона об НДС, но кроме того, что экономика ушла в тень, бизнес перестал платить и предприниматели стали всячески изворачиваться, чтобы уйти от налогообложения, а цены на различные товары и услуги возросли, мы ничего положительного не увидели! Мы вплотную занимаемся этим вопросом и будем пересматривать вопрос НДС. Мы заручились поддержкой руководителя профильного комитета, провели консультации с предпринимателями и они готовы нам помогать. Мы намерены снизить ставку НДС, чтобы народу стало легче и предпринимателям, в том числе.

На повестке дня и вопрос отмены экспортной таможенной ставки на орех, которая тоже не принесла прибыли государству. По этому поводу в парламент неоднократно обращались граждане, занимающиеся выращиванием ореха, для них это очень большая проблема.

Кстати, бюджет министерства сельского хозяйства тоже сократился более чем на 30%  непонятно по какой причине. Мы часто заявляем, что локомотивами развития экономики Абхазии являются туризм и сельское хозяйство, отсюда возникает вопрос: почему сокращается бюджет Минсельхоза на текущий год?

Батал Айба: Мы намерены провести депутатское расследование с привлечением широкой общественности, чтобы обратить внимание на нарушение отчётности не только в финансовой сфере,  но и в других.  Мы хотим, чтобы управление государством стало прозрачным.  Борьба с коррупцией, о которой так много говорят в верхах,  не должна сводиться лишь к заявлениям. Нужны конкретные действия, но мы их пока  не видим. Поэтому мы и намерены начать депутатское расследование: посмотрим, как на него отреагирует прокуратура, как исполнительная власть отреагирует на действия своих подчинённых.

Сегодня в ходе  заседания комитета я услышал три концепции экономического развития страны, а в конце еще и четвертую. Нам сказали, что  сокращение российской финансовой помощи  нас мобилизует. Так ли это?

Аслан Бжания: Много говорилось об оптимизации штатного расписания… Оптимизация должна носить оправданный, осмысленный и просчитанный характер. Из 42 тысяч граждан, работающих официально, 30 тысяч  - в  бюджетной сфере. Из них по графе «управление» проходят 18 тысяч человек. Это огромное количество людей. Конечно же, нужно сокращать штаты. Я  неоднократно приводил примеры с  дублированием функций. Так, у нас есть вице-премьер, курирующий экономику, министр экономики, управление экономики при Администрации Президента, отдел экономики в Кабмине…  Или те же внебюджетные фонды. Все это  – раздутый государственный аппарат, а нам нужен компактный и эффективно работающий госаппарат. Серьезная проблема в госаппарате – это коррупция, о которой больше всех и громче всех говорил господин Хаджимба. В 2016 г.  даже был принят закон о противодействии коррупции, а что мы имеем на деле?  Очень высок и уровень преступности.  

Очевидно, что необходимо и  госаппарат сокращать, и пересмотреть количество работающих в правоохранительных органах, и с коррупцией бороться. Несмотря на то, что МВД возглавил адекватный министр, он один ничего не изменит, если не будет скоординированной, слаженной деятельности всех правоохранительных органов. А что мы имеем сегодня? Сотрудники милиции  задерживают подозреваемых,  следствием занимается прокуратура, решения принимаю суды, а  в итоге, на какой-то стадии преступник уходит от ответственности.  

Так много говорилось о сокращении  штатов в бюджетной сфере. Но после «сокращения»  в бюджетной сфере стало работать на полторы тысячи человек больше. Об этом написано в акте Счетной палаты Российской федерации.

Штаты раздуты, никто не занимается хозяйством, все пущено на самотек.  Исполнительная власть не справляется со своими обязанностями в силу разных причин, как объективных, так и субъективных, которых больше.

Омар Джинджолия: Здесь уже говорили о  снижении закупа жизненно-необходимых товаров, потому что произошел рост цен на продукты питания на 25%, а в иных случаях и на все 100%. Говорилось и о сокращении импорта, от которого зависит доходная часть бюджета. Какой-то резерв правительство заложило, но это не будет эффективным.

Еще одна тема, которую я хотел бы затронуть – обратить внимание министров и депутатов на состояние дел в Ткуарчалском районе. Волонтеры провели работу и выяснили, что на сегодня жителями Ткуарчала взято в долг с магазинах продуктов питания на 12 млн рублей,  и нет никакой гарантии, что эти деньги будут выплачены. В городе нет работы, кроме как в Ткуарчалстрое. За последние полгода ни один чиновник, за исключением министра здравоохранения, да и то, потому что там строится больница, в районе не был.

В Ткуарчале никогда не было проблем с водой. Сегодня же, хотя были проведены очень серьезные работы,  я сам ездил на водозабор и видел что сделано,  воду пить нельзя. Нужно проводить дополнительные мероприятия, но денег на это нет. Бюджет района не может покрыть всех необходимых расходов. Благодаря спикеру еще пять миллионов выпросили у правительства,  но и этих средств недостаточно.

Я призваю правительство и журналистов обратить внимание на этот регион. Там нет сегодня жизни. Люди живут в очень тяжелых условиях: нет денег, жители на рынке или в магазине берут в долг, торговые точки закрываются по причине разорения и эта система скоро лопнет. 

Рауль Лолуа: Шел разговор об оптимизации штатов на 15%. Но этих людей нужно куда-то трудоустроить, они не могут остаться на улице, это  вызовет социальное напряжение. Более того, если сократить штаты, мы недополучим платежи в разные внебюджетные фонды. Это решение было принято в Москве раньше времени, оно необоснованное и фактически оно не реализовано.

Теперь о резервных фонда президента и Кабмина. По отчетам Счетной и Контрольной палат России и Абхазии, деньги были потрачены не на те мероприятия, на которые нужно было тратить. В этом году мы уже видим, что имеет место перерасход средств из президентского фонда. Куда они направлялись, мы пока не знаем.

Почему возникла необходимость провести эту пресс-конференцию? Ситуация в Абхазии продолжает оставаться очень сложной. У нас нет эффективного экономического развития, тяжелой остается криминогенная ситуация. По итогам встреч с исполнительной властью  я пришел к выводу, что это правительство не сможет эффективно работать, и если оно не будет заменено, у нас и дальше не наступит улучшение жизни, особенно в Ткуарчалском и Очамчырском районах. Весь республиканский бюджет, как и местные бюджеты, по сути своей уходят на заработную плату, и при этом нет никакого развития.

Премьер заявил об увеличение собственного бюджета в два раза, но все это произошло за счет  увеличения ставок НДС и инфляции, ну и курс доллара в два раза вырос. А что сделало само правительство? Где появились какие-то предприятия, развился новый бизнес,  что нового появилось в Абхазии? 85 объектов построили?? Где эти объекты, покажите нам их!

И все это на фоне сокращения финансовой помощи из России, что говорит о неэффективной внешней политике, проводимой нашими властями. Правительство не выполняет свои прямые обязательства, не предлагает изменения, и если так будет продолжаться,  2018 год будет провальным. Я считаю, что правительство должно быть отстранено, а  парламент должен рекомендовать такое правительство, которое могло бы вести нормальную работу.

На вопрос журналиста: «А нынешнее правительство нельзя заставить работать?», Лолуа ответил:

«Я проследил динамику последних двух лет: каждый год в парламент приходят премьеры и представители экономического блока и каждый раз говорят одно и то же! Поэтому здесь не просто желтая карточка, здесь уже красная карточка!»

Аслан Бжания: Это правительство невозможно заставить работать. И другое правительство не будет работать эффективно, если не начнутся глубинные, фундаментальные преобразования. Речь должна идти о  реформе госуправления, правоохранительных органов и судебной системы. Мы должны вернуть государству его главную функцию – принуждение выполнять законы! Сегодня законы у нас никем не выполняются. Более того, сама власть демонстрирует неуважение к законам, и из-за этого нет правопорядка. А там где нет правопорядка, где нет стабильности, экономика не будет развиваться.

В какой-нибудь отрасли у нас была  проведена реформа? Возьмем налоги: в России было  22 вида налогов, осталось 6, а бюджет увеличился в 4 раза. Мы дискредитировали приватизацию: объекты условной стоимостью в 10 рублей продаем за два рубля. Такое было недавно в Гагре, и мы продали его большинством голосов. Или наоборот, приняли недавно закон, запрещающий приватизацию объектов энергетики. Такую приватизацию посчитали нужным не проводить.

Вы что-то слышали о земельной или таможенной реформе? Вы знаете, что в России произошел прорыв в этой области, потому что у них всего три ставки таможенной пошлины, а у нас 35!  А сколько у нас проверяющих органов: налоговики,  прокуратура, МВД, КРУ, Контрольная палата и так далее! Зачем такое количество проверяющих, на 12 тысяч граждан занимающихся бизнесом?

Что это за государство, которое не может запустить аэропорт с помощью дружественной страны? В договоре с Российской Федерацией записано: в течение двух лет изменить режим работы на пограничном пункте «Псоу». Речь идет о свободном перемещении лиц, товаров и услуг. Этого нет!

Наша экономика закрыта и носит архаичный характер! Мы боимся всяких перемен, и власть никогда не будет сокращать чиновничий аппарат, даже бездельников, потому что им дальше идти на выборы, а сокращение приведет к потере голосов. Такой громоздкий государственный механизм ни к чему хорошему нас не приведет.

С кого власть должна начинать борьбу с коррупцией? С себя нужно начинать! Но будет ли прокуратура реагировать на действия власти, если нарушения допускаются в том числе и руководителем государства?

Самое тяжелое заболевание в организме, а государство это тоже организм, начинается с головы. Многое было сказано на протяжении 10 лет господином Хаджимба, он говорил правильные вещи, но за три года ничего им сделано не было. Получается, что его устраивает нынешнее положение вещей, потому что оно представляет возможность трем – пяти тысячам граждан жить более-менее сносно: это представители власти и близкие им люди, с которыми они общаются. А остальные 237 тысяч как ничего не имели, так и не имеют.

Инал Тарба: Я хотел бы вернуться к результатам проверки Контрольной палаты. Не так давно сотрудники министерства здравоохранения рассказывали о закупе оборудования для больницы. Нам стало интересно и мы, не дожидаясь  цифры из Контрольной палаты, сами провели свое расследование.

Я вышел на предприятия, занимающиеся  реализацией такого оборудования, список у нас был на руках, поговорил с поставщиками и выяснил все цены, даже с доставкой в Абхазию и с вычетом НДС и даже с учетом разницы курса валют, которая составила около 5 рублей. В итоге получил суммы, серьезно отличающиеся от тех, что нам предоставила Контрольная палата.  

По нашим подсчетам, сумма отклонения составила 4 млн 330 тысяч рублей. Это то, что мы не смогли сэкономить. К примеру, центрифуга лабораторная, которую закупили в Абхазии в мае 2016 года за 388 тысяч рублей, на самом деле стоит 47 тысячи 54 рубля. Далее,  анализаторы, которые закупили по 250 тысяч можно приобрести в России за 52 тысячи, за 45 тысяч, а если хорошо поискать, то такое оборудование можно купить и за 23 тысячи рублей. Полуавтоматический анализатор купили за  589 тысяч рублей, а самая максимальная цена поставщика – 125 тысяч рублей. И этим не заканчивается. Поэтому мы  намерены передать эти документы в прокуратуру и начать депутатское расследование. Это дело мы не оставим.

Аслан Бжания: Принятый в  ноябре 2015 года закон о борьбе с коррупцией  должен был многое изменить. Было даже создано специальное управление при генпрокуратуре по борьбе с коррупцией. На  сегодняшний день этим управлением не расследовано ни одно дело.  Пункт 1 статьи 5 этого закона гласит, что президент страны определяет  основные  направления государственной политики в области противодействию коррупции, но этого мы пока тоже не видим и не слышим.

Народное собрание обязано контролировать исполнение закона, направленного на противодействие коррупции. Перечень преступлений – это нецелевое расходование средств, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий. Все эти преступления относятся к преступлениям коррупционной направленности.

Представители нынешней власти пришли к ней под знаменем борьбы с коррупцией, но потом это знамя куда-то делось? Статья 7 закон обязывает нас всех действовать публично и обеспечивать представителям СМИ доступ к такого рода материалам. Сегодня, благодаря группе депутатов мы возвращаемся к этому закону, потому что наша цель - служить своим избирателям

Мы не является придатком исполнительной власти, у нас свое видение проблем и мы знаем, как эти проблемы решить. Мы намерены инициировать депутатское расследование по всем фактам, изложенным в актах проверки Контрольной и Счетной палат и передадим материалы в генпрокуратуру.

Контрольная палата - это детище депутатов и благодаря им бюджет организации будет увеличен в 2018 году на три миллиона, чтобы они могли привлекать специалистов.

Наступают очень интересные времена. Мы  заинтересованы в том, чтобы работа наших  министров была прозрачной и  законной. Но не  исключаю, что среди них окажутся люди причастные к вышеназванным  нарушениям.

***Абхазия-Информ: Несмотря на заявление о том, что депутаты, участвовавшие в пресс-конференции,  не будут присутствовать на  заседании сессии парламента 12 декабря, так как оно совпало по времени с заранее запланированным мероприятием оппозиции в Гудаутском районе, они все же  пришли в парламент и приняли участие в рассмотрении в первом чтении проекта республиканского  бюджета РА на 2018 г.

Прочитано 1691 раз Последнее изменение Понедельник, 18 декабря 2017 13:14

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.