Последние новости

декабря 03 2023

ЗАРПЛАТЫ МУНИЦИПАЛЬНЫХ СЛУЖАЩИХ В СУХУМЕ УВЕЛИЧАТСЯ НА 100%

Сухум. 3 декабря 2023. Абхазия-Информ. С 1 января на 100 процентов увеличатся оклады работников бюджетной сферы в Сухуме. Об этом сообщил глава Администрации Сухума Беслан…

Календарь событий

« Декабрь 2023 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мы в Фейсбуке

Сухум. 12 июня 2023. Абхазия-Информ. Министр здравоохранения Республики Абхазия Эдуард Бутба дал большое интервью обозревателю «Российской газеты» Ирине Краснопольской.Абхазия, Сухум, Пицунда…

Черноморская жемчужина. Одно из излюбленных мест отдыха россиян. Все такое родное, манящее. О проблемах службы здоровья Абхазии говорим с министром здравоохранения этой страны Эдуардом Бутба.


Министр культуры Абхазии Даур Кове в интервью Апсныпресс подвел итоги 2022 года, поделился планами на текущий год и рассказал о результатах рабочих поездок в Россию и Никарагуа.

– Даур Вадимович, в апреле будет год после вашего назначения министром культуры. Как вы акклиматизировались в новой для себя области?

– Было не совсем просто, но наличие высокопрофессионального коллектива позволило сразу погрузиться в работу и максимально вникнуть в тонкости этой сферы. Могу с уверенностью сказать, что акклиматизация прошла достаточно быстро и успешно.

– Чем запомнился этот период?

– 2022 год был очень богатым на культурные события. Учреждения культуры восстановили свою регулярную работу после пандемии. Например, активизировалась деятельность музеев. Нам очень важно понимать, какие необходимо делать шаги, чтобы музеи стали интересны для граждан страны и гостей. Разрабатываются программы, многие из которых рассчитаны на молодое поколение, чтобы дети знали историю своего государства. Хочу отметить, что сотрудники музеев активно включены в работу и проявляют инициативу.

– Вам легко взаимодействовать с представителями культуры?

– Я могу сказать, что с ними очень интересно и познавательно. Они все люди заслуженные, прошли большой творческий и жизненный путь, каждый со своим характером, часто непростым, и видением того, как должно быть. При этом они искренне переживают за культуру в стране.

– Ваше дипломатическое прошлое помогает находить точки пересечения с творческими людьми?

– Без него, наверное, было бы совсем сложно.

– Вы активно посещаете с рабочими визитами Россию, особенно Северный Кавказ, а недавно вернулись из Никарагуа.Расскажите, пожалуйста, о целях и результатах этих поездок.

– С РФ мы прорабатываем ряд новых направлений, в ближайшее время предстоит встреча с моей коллегой – министром культуры Ольгой Любимовой, в рамках которой планируем подписать план сотрудничества на 2023 год. Этот документ даст нам возможность реализовать культурные проекты как в Абхазии, так и в России. Что касается Северного Кавказа, то я близко общаюсь со всеми своими коллегами из этого региона. Мы хотим увеличить количество встречных мероприятий по разным направлениям – и по гастролям, и в области историко-культурного наследия. Общих тем у нас очень много, а желание взаимодействовать обоюдное. Что касается наших дальних партнеров, в частности Никарагуа, то этот год является юбилейным, прошло 15 лет после признания независимости Абхазии со стороны этого государства. Мы обсуждали с коллегами возможность реализовать совместные проекты, но надо понимать, что между нашими странами много тысяч километров, и вопросы логистики сложные. Отправить на гастроли в Никарагуа наши коллективы финансово очень дорого. Тем не менее, мы активно общаемся с коллегами в онлайн режиме.

– Вы анонсировали, что в этом году запланирована совместная с этой страной съемка документального фильма. О чем он будет?

– Это будут два документальных фильма. Про Никарагуа снимем мы, а про Абхазию – никарагуанцы. Я уверен, что это позволит нам лучше узнать друг друга, глубже почувствовать традиции, быт и культуру наших стран. В 2022 году со стороны кинорежиссеров проявился большой интерес к организации съемок на территории Абхазии.

Что планируется сделать для развития этой сферы?

– Мы разработали документ, который будет регламентировать эту деятельность в нашей стране. В прошлом году к нам на съемки приезжали 12 кинокомпаний, что говорит о повышенном интересе к Абхазии. Поэтому отсутствие законодательства, регулирующего эти процессы, является большим пробелом. В ближайшее время будет принят закон «О кино». Он даст возможность привлечь в Абхазию еще больше кинокомпаний. И, конечно, мы должны стремиться развивать свою киноиндустрию. Это сложное и дорогое направление, но начинать надо. Абхазия - прекрасное место для организации съемок. Мы затрагивали эту тему на встрече с Ольгой Любимовой в Москве и получили сигнал, что нам будет оказана поддержка для развития этой интересной и перспективной индустрии.

– Как вообще складываются отношения с министерством культуры России?

– Прекрасно. Это и личные контакты, и профессиональные, наработанные годами. Мы стараемся поддерживать их и развивать. Наши ведомства находятся в постоянном и тесном взаимодействии. У нас абсолютно дружеские и рабочие отношения.

– Русский драматический театр им. Ф. Искандера уже не первый год успешно принимает участие в таких совместных с Россией проектах, как «Большие гастроли» и «Режиссерская лаборатория». Этот опыт можно использовать для других учреждений культуры Абхазии?

– Мы планируем в этом году организовать гастроли Абхазского и Молодежного театров по   городам РФ. Это совершенно необходимо, особенно, учитывая последствия пандемии. Я часто встречаюсь с руководителями и режиссерами наших театров, у нас есть общее понимание важности увеличения количества спектаклей и расширения гастрольной деятельности. Это один из приоритетных вопросов министерства, и определенная положительная динамика в этом направлении уже есть.

– Недавно был отремонтирован первый этаж Сухумского музучилища им. А. Чичба. Эта работа будет продолжена в 2023 году?

– Мы очень надеемся, что на втором этапе сможем сделать ремонт второго этажа. Там есть большой зал, в котором можно проводить различные мероприятия. Необходимость этих работ назрела давно. Заниматься в таких условиях было сложно. Очень рассчитываем на поддержку в этом вопросе Правительства, чтобы студенты и преподаватели училища учились и работали в достойных условиях. Есть еще одна большая проблема – многие музыкальные школы страны находятся в плачевном состоянии. Об этом известно руководству страны, которое делает все возможное, чтобы этот вопрос решить. Пользуясь возможностью, хочу обратиться к жителям районов, в которых есть эти школы, с просьбой о помощи. Там учатся наши дети, которые приобщаются к искусству, сидя на занятиях в пуховиках и головных уборах. – В ноябре 2022 года президент Аслан Бжания издал Указ о реорганизации министерства культуры путем выделения Управления историко-культурного наследия в отдельный орган госуправления.

В чем смысл этого решения, на Ваш взгляд?

– Я согласен с такой постановкой вопроса и думаю, что выделение этого Управления в отдельный орган позволит эффективнее решать проблемы объектов историко-культурного наследия. Вопросов в этой области много, и это решение должно улучшить ситуацию.

– Какие планы у министерства культуры на текущий год?

– Грандиозные. В 2023 году мы будем отмечать 30-летие Победы в Отечественной войне народа Абхазии и 15-летие со дня признания независимости нашейрРеспублики Россией и рядом других стран. В контексте этих дат мы проведем много мероприятий не только развлекательного, но и познавательного характера, например, научные конференции и круглые столы, в том числе с нашими братскими республиками Северного Кавказа. Год будет очень активным и насыщенным.

– Что было для Вас самым сложным после назначения министром культуры?

– Познакомиться со всеми, но не физически, пожав руки и запомнив имя, а вникнуть в проблемы, понять для самого себя, какие есть способы их решения. Этот процесс занял много времени. У министерства большое количество подведомственных учреждений, у каждого из них есть свои сложности, которые необходимо преодолевать. Говорить, что нам удалось найти ответы на все вопросы, я не буду, но сказать, что знаю проблемы практически всех, могу утвердительно. Основная работа и заключается в совместном с коллегами поиске механизмов для улучшения ситуации.

– От чего Вы получаете максимальное удовлетворение в работе?

      Самое главное для меня – видеть результат того, что ты делаешь.


Ситуацию в энергосистеме республики сегодня не обсуждает только ленивый. И, как всегда, во всем виноваты только энергетики, ну и, конечно же власть. В последнее время особое внимание граждан привлекает ситуация с ремонтом ВЛ «Ачгуара»: дескать – деньги украли, а ремонт так и не сделали и, в итоге, вся республика стала жить по графику…  

Представители РУП «Черноморэнерго» – директор по оперативно-технологическому управлению и режимам Руслан Кварчия и главный инженер Тимур Кация ответили на вопросы, которые часто задают наши граждане и анонимы в соцсетях. 

– Расскажите о ситуации с ВЛ «Ачгуара».

Руслан Кварчия: ВЛ «Ачгуара» протяженностью 31,5 км, состоящая из 103 опор, была построена в 1956 году, и с тех пор ни разу капитально не ремонтировалась. О катастрофическом состоянии линии энергетики докладывали, в том числе и в письменном виде руководству страны еще лет 10 назад. Более того, ежегодно напоминали властям о сложившейся ситуации. Но, к сожалению, все упиралось в отсутствие финансовой возможности.

В ноябре 2019 года РУП «Черноморэнерго» направило в Минэкономики Абхазии дефектный акт с просьбой о включении ВЛ «Ачгуара» в Инвестпрограмму. В первую очередь речь шла об увеличении пропускной способности магистральной высоковольтной линии, от которой зависит электропитание 80% территории республики.

В августе 2020 года в республику приезжали эксперты АО «Техническая инспекция ЕЭС» и Центра технического надзора ПАО «Россети», которые досконально исследовали энергосистему Абхазии. По результатам аудита российских экспертов от 14 ноября 2020 года, первоочередным шагом к восстановлению энергетики также должен был стать ремонт именно Ачгуарской ЛЭП. По результатам аудита были даны следующие рекомендации: «Считаем невозможным включение работ по ВЛ-220 кВ «Ачгуара» с заменой провода на сечение 400 мм2 (АС-400/18) с удельным весом 1500 кг/км в программу восстановления (реновации) по следующим причинам:

– увеличение сечения провода приведет к возрастанию механической нагрузки на опоры (риски повреждения ВЛ с падением опор при ветровых нагрузках);

– изменение первоначальных технических характеристик требует полного комплекса проектно-изыскательных работ и разработки проектно-сметной документации».

Кстати, их проект по стоимости выходил более, чем в полмиллиарда рублей.

– Есть мнение, что качество нового провода плохое, от нагрузки он плавится…

Руслан Кварчия:  20 октября 2020 г. замдиректора по аудиту и анализу технического состояния электрических сетей АО «Техническая инспекция ЕЭС» Д.И. Померанец направил нам информацию об инновационном проводе ООО «Энергосервис» марки АСВТ-218/63 с удельным весом 1100 кг/км, который может быть применен для повышения пропускной способности ВЛ-220 кВ «Ачгуара», что позволит избежать масштабной реконструкции высоковольтной линии с заменой опор по всей трассе ЛЭП.

Расчеты уже именно для предложенного провода нашими специалистами были составлены в течение двух месяцев. На их основе был разработан проект о замене старой линии на провод более высокой проводимости. По своим техническим характеристикам провод АСВТ 218/63 не идет ни в какое сравнение со старым проводом АСУ-300. Будучи меньшего диаметра и сечения новый провод имеет более высокую пропускную способность – 970 Ампер против 680 ампер у старого. Температурный режим старого провода составлял 70-80 градусов по Цельсию, выше которого происходил перегрев, и как следствие его разрыв. У нового провода температурный режим составляет 150-180 градусов по Цельсию. Что касается нагрузки на провода, то при 250 МВт старый провод перегружался, а новый провод с лёгкостью держит 320 МВт и срок эксплуатации данного провода – 30 лет. При таких параметрах преимущества нового провода перед старым неоспоримы. Ниже приведена сравнительная таблица технических характеристик проводов.

 IMG_20221205_130927.jpg

Выбор АСВТ/63 в качестве альтернативны АСУ-300 логичен с точки зрения:

1. Снижения нагрузок на существующие опоры (меньше вес, ветровая и гололедная нагрузки);

2. Практически одинаковое тяжение;

3. Увеличение пропускной способности на 30%;

4. Нивелирование падения  пропускной  способности  летом из-за  нагрева  провода  солнцем.

– Почему «Черноморэнерго» не выполнила ремонт ВЛ «Ачгуара» в установленные сроки?

Руслан Кварчия: Ремонт ЛЭП был запланирован на первый квартал 2021 года. Именно в это время, в январе – апреле планировалась остановка пяти агрегатов ИнгурГЭС и ремонт деривационного тоннеля. На этот период нам обещали бесперебойную подачу электроэнергии из России, что способствовало бы безболезненному для потребителя ремонту линии.

К сожалению, поставки оборудования растянулись: когда в итоге деривационный тоннель остановили на ремонт, пришла только краска и мы красили опоры до безопасного уровня.  Окончательно все пришло только в августе 2021 года. Более того, даже если бы все оборудование было завезено вовремя, переток из РФ шел через «Кавкасиони» и мы были вынуждены часть электроэнергии поставлять в республику именно через ВЛ «Ачгуара». То есть, по схеме электропитания Абхазии мы физически не могли отключить эту ВЛ. Это общеизвестный факт и спекуляции на эту тему не выдерживают никакой критики.

В итоге, ремонт ВЛ «Ачгуара» пришлось перенести на 2022 год.

– Почему ремонт линии не сделали летом 2022 года?

Тимур Кация: Мы были готовы приступить к работе еще в 2021 году, после того, как поступили все необходимы для ремонта материалы, но для этого, опять-таки, требовалось отключить «Ачгуара». И, как всегда, вопрос упирался в переток из России. Как только Минэкономики смогло согласовать с россиянами дату перетока – с 1 октября по 15 ноября, мы тут же приступили к работе.

Естественно, если бы переток нам дали летом, нам было бы легче работать – световой день больше, погодные условия хорошие и мы быстрее завершили бы ремонт… В октябре мы потеряли 12 дней из-за дождей – техника вязла в грязи, да и людям работать в таких условиях сложно, в итоге все это повлияло на сроки.

Стоит отметить, что изначально, по проектным нормативам, мы, из-за большого объема работ и с учетом непогоды, планировали все сделать минимум за три месяца, причем – своими силами. Но три месяца перетока было проблемой и нам его дали именно на полтора месяца.

Но фактически переток был один месяц, и мы не смогли завершить все работы. Нам удалось заменить провод на 24 км, частично покрасить опоры, за два дня до отключения перетока начали временно соединять шлейфы… Если бы нам дали еще две недели, мы завершили бы все основные работы. Но, все это потом нужно было проверить в тестовом режиме, чтобы выявить и устранить недоделки. Сегодня мы вынуждены новый провод пропускной способностью в 300 мегаватт состыковывать со старым в 280 мегаватт, что так же влияет на качество электроэнергии.

В любом случае, акты приемки не подписаны, потому что работы по ремонту линии не завершены.  

– Что будет дальше с ВЛ «Ачгуара»?

Руслан Кварчия: Вопрос перетока с российской стороной обсуждается, причем – до конца года. Как только примут решение – мы продолжим работы. Но, еще раз подчеркну: ремонт «Ачгуара» не решит вопрос регулярного электроснабжения республики, хотя многие думают, что, если мы сдадим ее в эксплуатацию – со светом проблемы не будет. Наши линии в районах и городах настолько перегружены, что горят и взрываются трансформаторы. Прошлой зимой из-за нагрузки мы поменяли порядка сотни трансформаторов, большую часть из которых пришлось взять в долг.

– То есть опять будут веерные отключения?

Тимур Кация: График возможно будет действовать и дальше. В Ингур ГЭС падает уровень воды. Сегодня нет отключений на линиях Шешелети 1 и 2, но в случае введения графика, он и там будет введен, потому что притока воды в плотину, необходимого для обеспечения полного республики электроэнергией, недостаточно.

Проводя аналогию с прошлым годом, мы уведомили правительство о том, какая будет недостача электроэнергии в этом году. В прошлом году Абхазии тоже раньше времени пришлось запрашивать переток. Чтобы безболезненно пройти ноябрь-декабрь, нам нужно порядка 400-420 млн кВт/ч и это с учетом ремонта «Ачгуара», а мы потребляем больше, чем нам поставляет ИнгурГЭС.

Весь смысл веерных отключений в том, чтобы экономить электроэнергию именно в пиковые часы, потому что нагрузки на сети приходятся именно на дневное и вечернее время, ночью они серьезно падают. Опыт предыдущей зимы показал, что нагрузки только растут и это при дефиците трансформаторной и линейной мощности. В ряде случаев, даже после замены оборудования и увеличения трансформаторной мощности на подстанциях, энергосети всё равно не справляются с нагрузками. В Гагрском районе большие нагрузки, даже в Очамчырском они серьезно возросли, поэтому и вводим веерные отключения.

– Тому виной майнинг?

Тимур Кация: Безусловно, проблема майнинга существует и наши специалисты, и специалисты ИнгурГЭС сходятся во мнении, что порядка 50-70 мегаватт в час уходит именно на майнинг. 

Думаю, все обратили внимание, что если раньше силовые структуры находили крупные майнинговые фермы, то сейчас это бывает крайне редко. Все до банального просто: оборудование растащили по частным домовладениям. Более того, гостиничные объекты, которые зимой обычно простаивают, продолжают потреблять столько же электроэнергии, как и летом. При проверке номеров у многих обнаружили майнинг-оборудование.

– Какой выход из сложившейся ситуации?

Руслан Кварчия: Сейчас ведутся переговоры о возможности газификации республики. Приезжали специалисты в этой области, которые просили нас предоставить анализ о примерном объеме электроэнергии, используемом на отопление. То есть они хотели понять, какие объемы газа нужны республике.

Летом майнинг не выключается, граждане пользуются кондиционерами, готовят еду, практически у всех включены бойлеры… Кроме того, в зависимости от потока туристов у нас потребление электроэнергии летом составляет порядка 6 - 6,5 млн кВт/ч. Зимой же потребление увеличивается до 10 - 11 млн кВт/ч. Получается, что в осенне-зимний период именно на отопление тратится до 5 млн квтч. Уже сегодня мы потребляем 8,2 млн кВт/ч, хотя особых холодов еще нет. Этот вопрос очень актуальный: граждане действительно потребляют именно столько, потому что иной альтернативы электричеству у нас нет. Другое дело, что не все за него платят.

В советское время категорически запрещалось использовать электроэнергию на отопление: люди пользовались дровами, углем, в многоквартирных домах было паровое отопление от котельных, сейчас все, даже в селах, перешли на электроэнергию.

Проблема еще и в том, что у подавляющего большинства не стоят приборы учета. Когда нет счетчика, по постановлению правительства контролер взимает плату по нормативу в 500 рублей, а реальное потребление может быть и на 2 тысячи рублей. Более того, постановлением правительства введены нормативы на зимний и летний период и по ним тоже берут расчеты.

В бытность гендиректором «Черноморэнерго» Резо Зантария была начата установка приборов учета, но многие из них уже вышли из строя. Недавно закупили 2200 приборов учета, которые можно дистанционно отключать и начали их установку, там оплата уже составила 95%. Это говорит о том, что наши люди законопослушны.

Предыдущий состав Парламента выделил РУП 150 млн рублей, из них 50 млн на текущую деятельность «Черноморэнерго» и 100 млн – на покупку и установку приборов учета. В данный момент мы устанавливаем их в Сухуме – в Новом районе и на Кинопрокате, в Новом Афоне и Гагре – это регионы, которые потребляют больше электроэнергии. Если на трансформаторах и у абонентов будут стоять счетчики, только тогда мы сможем увидеть реальную статистику потребления.

Отдельно хочу отметить, что с предыдущим составом Парламента у нас сложились хорошие отношения. Да, мы ругались – спорили, но депутаты всегда шли нам навстречу, более того – спрашивали, чем вам помочь. Надеемся, что с новым составом Парламента у нас тоже сложатся хорошие рабочие взаимоотношения.

– К примеру, у гражданина стоит счетчик, но при этом он занимается майнингом?

Руслан Кварчия: Эти счетчики имеют лимит. При их установке гражданин берет технические условия, сколько он будет потреблять электроэнергии – 5, 10 или 20 кВт. Если начинает тратить больше 20 кВт, то он уже попадает под определение как юридическое лицо, а значит и тариф для него будет больше. Многие годы все это не контролируется, более того, на электроэнергетику люди смотрят как на что-то само собой разумеющееся.

Было время, когда государство серьезно помогало отрасли, когда мы жили без веерных отключений, ну если только аварии происходили…  Тогда компания ушла от аварийности в сторону профилактических работ. Сегодня отрасль недофинансирована. Кое-какие работы, конечно российская сторона инвестирует в рамках Комплексного плана – ту же частичную реконструкцию ПС Сухум-1 и Сухум-2, ПС Бзыбь, но здесь много нюансов… Условно говоря, мы поменяли какие-то запчасти в машине, но если все остальное старое, на ее работе это слабо отразится. Поэтому счетчик – это единственная возможность выправить ситуацию.

– Полгода назад решением правительства тарифы были увеличены, и нагрузка опять-таки легла на плечи тех, кто и так постоянно платил. Насколько оправдан тариф в 70-90 копеек за киловатт?

Тимур Кация: Нынешний тариф – это социальный тариф, а реальная цена, по подсчетам специалистов одного киловатта – 2,7 рублей. Именно столько стоит доставка электроэнергии от ИнгурГЭС до потребителя и обслуживание энергосистемы страны. Мы получаем такие средства от абонентов? Нет.

Устанавливая социальные тарифы государство должно дофинансировать отрасль. В настоящее время задолженность государства перед РУП по льготникам свыше 400 млн рублей. Плюс задолженность бюджетным организации – 116 млн рублей. Это наши две годовые выручки, на эти деньги мы могли бы очень многое сделать.

При этом РУП тоже должно государству в виде налогов и во внебюджетные фонды около 360 млн рублей. Мы просили сделать взаимозачеты, но увы, этот вопрос не решен по сей день.

Оплата потребления физическими лицами не превышает 35%, с юридическими лицами намного легче, но самый большой неплательщик из юридических лиц — это наше государство.

Мы просто обязаны повысить тарифы до себестоимости – о прибыли речь не идет, но нужно это делать постепенно – ежегодно. И все это увязывать с установкой счетчиков: повышение тарифа, а учета все равно нет. Нам нужно поставить счетчики на 2,7 млрд рублей, в эту сумму входит не только сам счетчик, но и его установка, замена линий, трансформаторов и столбов. Зачастую себестоимость установки одного счетчика может варьировать от 3 до 40 тыс. рублей.

Руслан Кварчия: В 2016 году была разработана целевая программа развития энергетики республики – это около 6 млрд рублей. Чтобы поднять надежность нашей энергосистемы, нужно строить параллельные линии электропередач и новые подстанции, увеличивать трансформаторную мощность. Только тогда можно обеспечить надежность электроснабжения.

Ну, сделаем мы сегодня ВЛ «Ачгуара», проблема будет с очамчырской линией, она тоже 1964 года, срок ее эксплуатации давно истек и там все нужно менять.

Фактически от Ингур ГЭС до Псоу нужно строить новую линию, минуя ВЛ «Ачгуара». Представьте ситуацию – на ВЛ произошла авария и пол-Абхазии останется без света. Поэтому мы предложили страховочный вариант – параллельно построить вторую линию, которая пойдёт прямо на Псоу, но на все это нужно от 5 млрд рублей.

– Почему в этом году так быстро закончилась вода в плотине ИнгурГЭС?

Тимур Кация: Лето было засушливое, не набрали максимальный уровень воды в 495 метров. Хотя, вроде бы и плотину отремонтировали, и сброса воды не было, но нет притока. Среднегодовая проектная мощность ИнгурГЭС – 1300 МВт – 4430 млн кВт/ч, а мы потребляем 3 млрд кВт/ч. Станция была построена не для таких целей, как полное обеспечение электроэнергией Абхазии, а для вспомогательного электроснабжения.

В советское время мы не знали откуда идет электроэнергия в республику, все было закольцовано и когда возникали проблемы, ИнгурГЭС использовалась как запасной вариант, а сегодня мы полностью на ней сидим.

– Граждане сетуют, что раньше никогда не было такого графика отключений, как сегодня.

Руслан Кварчия: Это не так. График вводился и раньше. Но частота введения ограничений росла с каждым годом. Республика все эти годы развивалась. Вводились в эксплуатацию новые объекты – отели, рестораны, гостевые дома. А дома все хотят иметь современные удобства – кондиционеры, теплые полы, паровое отопление, горячую воду, современную бытовую технику. И это не может не радовать. Но на все это нужна электроэнергия.

Например, в 2016 году ограничения были связаны с дефицитом электроэнергии, приходилось отключать дважды по два часа в день и даже на большее время. Лишь 2018 год был теплый и мы не брали переток, а все остальные годы только благодаря перетоку из РФ наша энергосистема могла функционировать в штатном режиме. К сожалению, потребление электроэнергии из года в год постоянно растет: сначала было 250 МВт, потом 238, 340 и резко возросло до 1 тыс. МВт с началом работы майнинга.

До 2025 года, например, по Гагрскому району, на получение техусловий для вновь возводимых или запускаемых объектов в РУП уже лежат заявки на 100 МВт – это около 50 объектов. А у нас элементарно нет мощностей, чтобы запитать эти объекты. Более того, наша первоочередная задача обеспечить электроэнергией население.

Так или иначе республика развивается и даже если мы всем установим счетчики, ситуация в энергетике все равно будет критической – потребление растет. Поэтому и идет разговор о новых видах генерации электроэнергии. Нужна тепловая станция на газе: в том же Гагрском районе если построят газовую генерацию, остальной Абхазии хватало бы того, что мы получаем от ИнгурГЭС.

Себестоимость кВт/ч газовой электроэнергии в некоторых регионах России – 3 рубля, сколько будет у нас – это еще вопрос. Но если ее себестоимость будет дешевле, чем переток – это уже выгодно.

Нужно понимать одно: цена кВт/ч должна стать экономически целесообразной, иначе абхазской энергетики просто не будет. Либо государству придется постоянно датировать отрасль. А это путь в никуда. 

Энергетика – это стратегическая отрасль и тот гордиев узел, который можно перерубить только волевыми решениями. Все понимают, что невозможно одним махом установить в Абхазии цену в 2,7 рубля, но, хотим мы этого или не хотим, необходимо планомерно идти к таким параметрам.

Здесь немаловажную роль играет ответственность населения! Штрафы в сфере энергетики мизерные, но, если граждане будут знать, что их могут серьезно наказать за ту же неуплату, только тогда они будут соблюдать правила пользования электроэнергией.

Можно принимать кучу законов по энергетике, но если их никто не исполняет, а государство жестко не отслеживает исполнение установленных законом правил, то ситуация не сдвинется с места и положение в сфере энергетики усугубится. И в данной ситуации без поддержки государства и сознательности граждан энергоотрасль попросту не выживет.​


Главный архитектор столицы Светлана Шаменкова в беседе с корреспондентом Апсныпресс рассказала о градостроительной истории Сухума и поделилась проблемами столицы.  

– Светлана Владимировна, как формировался архитектурный стиль города?  

– Архитектура Сухума складывалась в основном в XIX-XX вв. Крупные промышленники, купцы, представители интеллигенции возводили здесь дома, виллы, гостиницы в разных стилях, формируя архитектурный облик города. В городе много зданий, являющихся объектами историко-культурного наследия. Проста и понятна планировка города, его улицы прямые и просторные, много площадей и скверов.

Архитектурный облик города создается десятилетиями, а в нашем случае веками, определенные периоды времени влияют на планировочную структуру и формируют единый стиль города. Два крупных этапа развития Сухума сформировали его уникальность.

Сухум – особенный город. Город межнационального общения, место диалога различных народов и культур. Специфическая интернациональность его культур нашла свое отражение в его архитектуре. Стилистика городской застройки исторического центра Сухума с преобладанием стиля модерн и комфортность благоустройства его уютных улиц с широкими тротуарами, озеленение и камерные пространства для общения горожан, все будто создано для идеального отдыха и благоприятного и размеренного проживания.

В восприятии города сочетаются и выступают в единстве эстетические качества природы и художественные достоинства созданной человеком культурной среды. Существуют три основных вида архитектурной пластики города, это –  пластика города, пластика улиц и пластика фасадов.

Индивидуальный образ и характерные черты, архитектурные элементы (окна, балконы, карнизы, барельефы, декоративные розетки и пилястры) относятся к пластике фасада, они показывают функциональное назначение объекта и его конструктивные особенности.

Крупные объемно-пространственные членения, различные завершения фасадов, малые архитектурные формы относятся к пластике улиц, они формируют облик улиц и площадей, подчеркивая их уникальный характер. Масштабные комплексы, высотные здания и культовые сооружения относятся к пластике города и формируют облик города в целом.

– Как развивался город в советский период?  

– В Сухуме были построены Дом правительства Абхазской АССР (1932-1939 гг., архитекторы  В. А. Щуко и  В. Г. Гельфрейх), гостиница «Абхазия» (1938 г., архитекторы Ю. С. Голубев и  Ю. В. Щуко), железнодорожный вокзал (1951 г., архитектор Л.  Мушкудиани), Институт субтропического хозяйства (1968 г., архитекторы  Д. Кипшидзе, О. Пайчадзе, К. Цулая). С начала 1960-х годов развернулось типовое жилищное строительство. В 1968 году был утвержден проект перепланировки Сухума.

На побережье развернулось курортное строительство: в Новом Афоне, Гудауте, Гагре (санаторий «Украина», 1936, архитектор Я. А. Штейнберг; дом отдыха им. XVII Партсъезда, 1952, архитектор А. Алхазов; дом отдыха «Россия», 1969, архитектор Ю. Л. Шварцбрейм) и Сухуме (дом отдыха «Синоп», 1967, архитектор В. Алекси-Месхишвили; дом отдыха композиторов, 1969, архитекторы Ш. Давиташвили и  Г. Джабуа). В 1959-1967 годах был создан новый курортный комплекс в Пицунде (группа архитекторов во главе с М. В. Посохиным).

Именно эти объекты и создавали неповторимый архитектурно-художественный облик городов нашей страны.

В архитектурно-планировочной структуре Сухума и всех наших прибрежных городов одним из важнейших градоформирующих и природных факторов является море. Прибрежная территория – это зона контакта природных и урбанизированных объектов, море является основой архитектурно-градостроительного и ландшафтного развития водного фасада города и требует определенных путей к композиционному пониманию.  

– Как отразилась на облике Сухума Отечественная война народа Абхазии и послевоенный период?  

– Война, сложности послевоенной жизни и экономическая блокада Абхазии нанесли  серьезный ущерб не только курортным объектам: какая-то часть была  разграблена и даже сожжена, другая, в том числе и по  причине бесхозяйственности, со временем пришла в полную негодность. Тем не менее, ни один объект курортной сферы, даже сожженный, не остается без «внимания». Часть объектов в том числе и здравниц была занята госструктурами,  часть – приватизирована или взята в аренду.

Пансионат «Синоп» (Кодорское шоссе) приватизирован предпринимателем. На месте пансионата возведен жилой дом. Гостиница «Абхазия» на Набережной Махаджиров, считавшаяся брендом Сухума и сгоревшая из-за замыкания электропроводки в 1984 году, восстанавливалась польской строительно-реставрационной фирмой «Будимекс». Работы так и не были завершены из-за развала СССР и последовавшей за ним грузино-абхазской войны. В 2008 году ООО «КОНТИНЕНТАЛЬ» выкупило недвижимое имущество  гостиницы  «Абхазия», а также бывшей  гостиницы «Ткварчели» по проспекту Леона. Гостиница «Тбилиси», относившаяся к объектам городской собственности, была приватизирована частными лицами.  Здание, пострадавшее во время войны, так и не было восстановлено.

Одними из особых объектов, составляющих лицо города, его водный фасад, являются санатории МВО и РВСН.  Они находится прямо на берегу Черного моря в центральной части столицы Абхазии, на большой территории субтропического парка с пальмовыми аллеями, зарослями магнолий и олеандров, кипарисовыми и эвкалиптовыми рощами. Территория комплекса – это целый курортный городок, где есть все для интересного и здорового отдыха туристов. Санаторий сейчас работает, но не в полную силу. Медленно разрушается и приходит в упадок. Его территория – этакий бесплатный ботанический сад. Раньше здесь были таблички с указанием видов растений, но табличек все меньше и меньше. Территория очень большая, многие здания уникальны, но уже с признаками разрушения. Пляж не очень ухоженный, но протяженный.  Остатки былой роскоши.

Сегодня в городах Абхазии, да и России, происходит потеря цельности и художественной значимости застройки. Большое количество вновь возводимых объектов не гармонируют с существующей исторической застройкой.

Очень явственно ощущается отсутствие охранного документа, который бы законодательно закрепил особый статус столицы. Я говорю о комплексном градостроительном документе – о Градостроительном кодексе и Градостроительном плане развития города.

Градостроительный план развития города – это основополагающий документ, определяющий развитие города на ближайшие 25 лет, а также с прогнозом на более длительный срок.

Перспективное развитие Абхазии документами, созданными в 1976 году, определялось вплоть до 2000 года. Этими планами было определено основное направление в развитии нашего города именно как города-курорта с сохранением самобытности исторического центра, с определением охранных зон наших достопримечательностей и памятников историко-культурного наследия. Строительство объектов курортного назначения предлагалось вести практически вдоль всего побережья города. Основным центром курортной жизни был определен район Маяка. Благоустроенные городские парки должны были располагаться на территории нынешней свалки, а озеро превращалось в зону отдыха на воде с выходом канала  в море. Градостроительный план развития города был утвержден в 1985 году всеми инстанциями Советского Союза. Действие этого плана закончилось с развалом Союза.  

– Как планировалось развитие Сухума в послевоенный период?

– После окончания Отечественной войны 1992-1993 гг. встал вопрос о приведении в порядок центральной части города. Благодаря инициативе главного архитектора города М. А. Хагба был поставлен вопрос перед руководством города о необходимости разработки нового градостроительного плана. Сбором информации и составлением опорного плана города занялся «Сухгорпроект» под руководством О. Ш. Кебурия. В тот период мне посчастливилось работать именно с этой командой. Опорный план составлялся на основании поквартального изучения ситуации. Определяли степень ветхости и аварийности домов, какие из них подлежат демонтажу, какие ремонту и какие объекты необходимо сохранять в любом случае. Работа была проделана колоссальная. В результате был создан опорный план города, необходимый для разработки градостроительного плана.

Силами сотрудников отдела архитектуры, да и всех архитекторов, работавших в Абхазии на тот период, разработка такого документа не представлялась возможной. Было принято решение обратиться в проектный институт города Сочи. Речь шла о разработке проекта развития  центральной части города и кварталов, прилегающих к береговой линии. И такой проект был создан. Он включил в себя лучшее из проекта 1985 года с учетом норм современного градостроительства. В первую очередь были определены поквартально «красные линии застройки», основные транспортные магистрали и кварталы под застройку объектами курортной сферы. Проведено зонирование города с определением зон многоэтажной и индивидуальной жилой застройки, зон делового центра и зон курортного строительства.

Проект развития центральной части города даже был представлен на всероссийский конкурс и премирован как лучший. Этот документ был принят городом как основополагающий в развитии города-курорта Сухум. Были изданы распоряжения о недопустимости предоставления земельных участков под застройку, противоречащую плану развития города, недопустимости предоставления и оформления в собственность объектов жилфонда, подлежащих демонтажу. Данным документом был определен ряд улиц, на которые распространялся этот запрет. Город необходимо было подготовить к дальнейшей реконструкции, согласно новому плану. Но, все оказалось не так просто…  

– Почему?  

– К сожалению, так трепетно хранимые идеи развития города, воплощенные в проекте развития, не были утверждены Государственным управлением по строительству и архитектуре.

При вступлении в силу Земельного кодекса и отсутствии Градостроительного кодекса, утвержденного общего плана развития города, вся концепция, так усердно разрабатывавшаяся и за которую были заплачены немалые деньги, ушла в небытие….

Строительство многоэтажных жилых домов в историческом центре города внесло нежелательный диссонанс, а проще говоря, дисгармонию в сложившуюся архитектурно-ландшафтную среду центра города. С другой стороны, большой проблемой является назревшая необходимость замены малоценной и ветхой застройки исторической части города, особенно приморской. Для этих потенциально престижных участков вопросы реконструкции территории стоят особенно остро, поскольку именно береговая часть побережья наиболее ответственна с композиционной точки зрения в плане раскрытия общего вида города.

Город не может и не должен развиваться хаотично, нам жизненно необходим основополагающий документ развития не только Сухума, но и Абхазии в целом. Без Градостроительного кодекса невозможно проведение проектирования генерального плана города. На мой взгляд, большой ошибкой было принятие Земельного кодекса без Градостроительного. Регулирование правовых отношений в области землепользования, без понимания стратегии дальнейшего развития Абхазии и, в частности, столицы, по меньшей мере, недальновидно. Мы загоняем себя в лабиринт, из которого без серьезных потерь не выбраться.  

– Что это значит на практике?

– В связи с отсутствием Градостроительного кодекса, в котором должны быть законодательно прописаны правила землепользования, застройки, порядок установления территориальных зон, виды и состав территориальных зон, виды разрешённого использования земельных участков по капитальное  строительство, ограничения использования земельных участков и объектов капитального строительства, да и основные понятия градостроительства, составление нового градостроительного плана развития города не представляется возможным. Без утвержденных расчетных показателей минимального допустимого уровня обеспеченности территорий объектами коммунальной, транспортной, социальной инфраструктуры, расчета показателей максимально допустимого уровня территориальной доступности указанных объектов для населения, осуществление деятельности по комплексному и устойчивому развитию территорий города будет буксовать.  

– К чему это может привести?  

– Возьмем, к примеру, республиканские магистрали. В основном они у нас двухполосные. В последнее время обочины республиканской трассы активно застраиваются торговыми объектами и объектами общественного питания, которые располагаются очень близко к трассе, но пассажиропоток и грузопоток с годами только увеличивается, поэтому необходимо установление красных линий вдоль трассы до 50 метров, определить и утвердить полосы отвода как автомобильных дорог, так и железной дороги. Без градостроительного кодекса это сделать невозможно. В результате единственную транспортную артерию страны скоро будет нельзя расширить. Обратите внимание на застройку объектов вдоль железнодорожного полотна… Все это влияет на безопасность людей. Нормы, ограничивающие такую застройку, написаны жизнями людей. Относиться к ним легкомысленно нельзя.

Зонирование территории города позволяет создать продуманное и удобное для жизни пространство, рационально поделенное на части. Сегодня на функциональные зоны делят все города в мире. Проводя зонирование территории города, специалисты всегда учитывают ее тип и назначение и именно эту информацию берут за основу при разделении.  

Зонирование территории города выполняют, чтобы выделять участки и устанавливать для них градостроительные регламенты. На карте градостроительного зонирования красными линиями обозначают границы, формируя отдельные зоны. Красные линии в узком понимании – это границы застройки, а в  более широком – границы общих территорий и участков земли (действующие в данный момент, запланированные, изменяемые, заново выделяемые). На данных территориях и участках могут находиться линии связи и электропередачи (включая линейно-кабельные сооружения), трубопроводы, автодороги, железнодорожные линии и аналогичные объекты (линейные). У красных линий должен быть определенный юридический статус, соответствующий юридическому статусу генплана как закона развития городской территории. Функции территорий определяют Земельный и Градостроительный кодексы.  

– У руководства страны есть понимание этих проблем?  

– Попытка создания Градостроительного кодекса была, в 2018 году инициативная группа членов Союза архитекторов обсуждала проект Кодекса в Парламенте с теми, кто его разрабатывал. Отмечу то, что архитекторов к разработке Кодекса не привлекали, нам практически случайно удалось с ним ознакомиться. Было выявлено отсутствие основополагающих принципов градостроительства. Мы изучили градостроительные кодексы разных стран на постсоветском пространстве и пришли к выводу, что проект Кодекса в том виде, в котором мы его увидели, не годится к утверждению. Мы представили разработчикам свои замечания и предложения, попросили о совместной работе над столь важным документом, выразили свою готовность оказания помощи в работе, просили дать возможность обсуждения проекта Градостроительного кодекса на заседании Союза архитекторов…. Печально, но с лета 2018 года данный вопрос больше не рассматривался.  

– Какие проблемы вы могли бы выделить особо?  

– Очень много споров по поводу того, какой этажности допустимо строительство в исторической части города Сухум. Для каждой зоны необходимо установить пределы и плотность застройки. Это могут быть участки малоэтажной застройки с высотой объектов не более 15 м, среднеэтажной (не больше 35 м) и многоэтажной (более 35 м). В рамках правового зонирования городское пространство делят на участки, режим использования которых различен. При этом для каждой территории создают индивидуальные разрешения и ограничения на пользование. С особым вниманием необходимо отнестись к историческому центру города.

Несколько лет назад на заседании Градостроительного совета города мы единогласно приняли решение рекомендовать руководству города ограничить высоту вновь возводимых и реконструируемых объектов в центральной части города до 16 метров. Это ограничение именно по высоте объектов, а не в количестве этажей. Но решения Градостроительного совета носят только рекомендательный характер. Чтобы сделать это решение обязательным, необходимо юридически прописать, что такое историческая часть города и каковы ее границы, что можно возводить на этой территории и что нельзя.

Генпланом называют перспективную схему развития любого города, обоснованную с научной точки зрения. Если речь идет об историческом центре, то, в генеральном плане должна быть описана его реконструкция и развитие в перспективе. Несовершенство, а в нашем случае полное отсутствие градостроительного законодательства, приводит в градостроительном деле к композиционно пространственному разрушению сложившейся ценной городской среды, к переуплотнению застройки в историческом центре города.

Следующая проблема – это самовольное строительство. Эта проблема стоит особо остро.  Есть застройщики, которые по незнанию нарушают действующий порядок получения разрешения на строительство в городе, а большей частью на это идут сознательно, протоптав дорожку в судебные инстанции на признание права собственности на самовольно возведенный объект.  И если объект возведен на правомерном земельном участке, то чаще всего даже не затрагивается вопрос о соответствии архитектурного облика объекта окружающей застройке. 

В отделе градостроительного регулирования и архитектуры надзором за строительством занимается только один человек, и надзор ведется за разрешенным строительством. Мы физически не можем успеть отреагировать на все нарушения, допускаемые в области строительства. У нас налажена работа с домоуправлениями по информированию населения на предмет самовольной застройки. На местах проводится разъяснительная работа о недопустимости проведения таковой, однако застройщики с крайним неуважением к законам собственной страны продолжают самовольное строительство. В результате получаем тот облик города, на который хватает нашего интеллекта, а он, как видно, очень низкий. Иногда доходит до абсурда… и избирательный штаб для кандидата в городское собрание обустраивается в объекте самовольного строительства, возведенного с нарушением красной линии застройки. Далее на сотрудников администрации начинается давление с требованием дать положительное градостроительное заключение для признания права собственности на этот объект. Застройщики набираются смелости обращаться к президенту страны с просьбой оказать влияние на сотрудников администрации.  

– У нас очень лояльное государство?  

– Да, лояльней не придумаешь! Государственные структуры всегда идут навстречу людям и при возможности оказать содействие в какой-либо проблеме, всегда это делают. Особое внимание всегда уделяется ветеранам и участникам Отечественной войны народа Абхазии, и недобросовестные застройщики всегда стараются найти таких заступников.

Я считаю, что закон един для всех: и для простых смертных, и для ветеранов, и для власть имущих!

Обратите внимание на пристройки к многоквартирным жилым домам. По вопросу пристроек жильцы даже не обращаются в администрацию города за разрешением, зная, что получат отказ. Администрация города еще в 2014 г. издала распоряжение о запрете фрагментарной реконструкции многоквартирных жилых домов именно из-за бесконтрольной и крайне опасной практики проводимых пристроек. Большинство этих пристроек были оформлены в собственность в судебном порядке. Архитектурный облик этих многоквартирных жилых домов во внимание не брался.  

– Как вы боретесь с этим явлением?

– Очень сложно! Сначала необходимо установить нарушителя, выписать ему предписание о добровольном устранении правонарушения, определить срок устранения этого правонарушения. Далее, если нарушение не устранено, составить протокол и выписать административный штраф, а для этого нужен паспорт нарушителя, который он может нам и не предоставить, и тогда мы обращаемся в правоохранительные органы. Этот документ должен в течение трех дней оказаться в суде, но эти документы в суд направляются только за подписью главы администрации и после прохождения регистрации в канцелярии города. А в это время строительство продолжается. И, если суд выносит решение о наложении штрафа, нарушитель его оплачивает и продолжает строить дальше. Далее мы подаем исковое заявление в суд о сносе самовольно возведенного объекта, и тут вступает в действие ст. 221 Гражданского кодекса Республики Абхазии, которая позволяет признать право собственности на объект самовольного строительства.  И если нам удается доказать в суде необходимость демонтажа таких объектов, судья дает нарушителю еще месяц для самостоятельного сноса объекта, но этого не происходит. Наконец, дело доходит до судебных приставов, но это тоже не гарантия. У нас была ситуация, когда судебные приставы пришли на объект для его демонтажа, а в них просто бросили гранату. С нашими людьми работать в этом отношении очень сложно!  

– Какие еще есть проблемы?

– Выносная торговля в курортный сезон. Посмотрите во что превращаются улицы рядом с туристическими объектами, будь то улица  Гулиа рядом с Ботаническим садом, или улица  Акиртава рядом с МВО, или набережная Махаджиров. Эти торговые ряды превращаются в какой-то «черкизовский рынок». Каждый раз, когда администрация определяет места для выносной торговли, в распоряжении обязательно прописывается внешний вид торговой палатки, правила торговли и т. д. А что мы получаем в результате? Предприниматели занимают все пространство, тротуары и даже проезжую часть. Такое неуважение к своему городу просто ввергает в ступор.  

– Что вы можете этому противопоставить?  

– Сначала предпринимателям выносится предупреждение, далее мы берем на заметку его правонарушения и на следующий курортный сезон стараемся не выдавать разрешение на торговлю, но все начинается сначала: давление на сотрудников администрации, обращение к президенту, получение разрешения на торговлю! Меня всегда интересовал вопрос чести этих людей, как у них хватает совести, зная о своем неуважении к требованиям закона, идти и просить помощи у президента?  

– Сейчас во многих городах мира уделяется большое внимание общественным зонам, чтобы гражданам и туристам было удобно и комфортно в них находиться. А что делается для этого у нас?

– Администрация города силами муниципального учреждения «Благоустройство» приводит в порядок общественные территории, и вы наверняка обратили внимание на ухоженность наших парков и скверов. Специалисты продолжают работы по укладке новой тротуарной плитки. Завершено благоустройство тротуара по улице Гулиа у ГК «Абхазфармация». Продолжаются работы по улице Джонуа. Работы на отрезке участка от улицы Гулиа до улицы Ардзинба завершены, продолжаются работы на отрезке улиц Аиааира и Лакоба.   Завершены работы по укладке тротуарной плитки по одной стороне улицы Аиааира – на участке от улицы Пушкина до улицы Академика Марра (возле школы №10). Осталось провести работы на противоположной стороне улицы. Ремонтные работы по благоустройству тротуаров на вышеназванных участках планируется завершить к концу октября.

Руководство Абхазии будет просить включить в Инвестпрограмму работы по благоустройству Сухумской горы, как это было сделано на примере парка принца Ольденбургского в Гагре.

Хочу привести слова президента Аслан Бжания на встрече с активом Сухума: «Значительная часть горы – это искусственное сооружение, она насыпная. В последнее время все проблемы стали очерчиваться, недавно часть дороги обрушилась, и ее укрепляли. Это огромные деньги, тут силами города не вытянуть. Понятно, что мы хотели бы, чтобы одно из культовых мест столицы было приведено в порядок, но сказать, что в ближайшие два года мы сможем восстановить все, что там было, я думаю, будет безответственно. Все упирается, к сожалению, в наши возможности, поэтому конкретные сроки я вам назвать не смогу».

На Сухумской горе уже  проведены некоторые  работы. В  этом году почти  шесть миллионов рублей было направлено на восстановление дороги. Город занимается и Пантеоном. Но здесь требуется помощь правительства.

Силами министерства  культуры и администрации Сухума был проведен конкурс на лучший проект по благоустройству площади имени С.В. Багапша. Три проекта отобраны комиссией на второй тур.

Россия объявила национальным проектом проведение благоустройства общественных пространств. Она проводит всероссийские  и международные конкурсы на лучший проект благоустройства общественных пространств в различных городах, в которых принимают участие как крупные проектные бюро, так и индивидуальные архитекторы. Лучшие проекты реализуются за счет федерального  бюджета. Нашей творческой команде KAS architects при участии в этих конкурсах даже удается занимать призовые места. Мы являемся лауреатами конкурса «Развитие прибрежной территории реки Белая в Уфе» 2018. Обладателями бронзового диплома «EURASIAAN PRISE 2020».

Творческий потенциал наших архитекторов на должном высоком уровне.

– Недавно был сооружен мост через речку Сухумку. Как реализовывался этот проект?  

– Есть такая проектная организация «Абхазгеопроект», в которой работают талантливые архитекторы, открытые к диалогу. Они предложили обустроить эту территорию. Кроме моста, там планируется сделать пешеходные дорожки, чтобы было приятно гулять по парку даже в непогоду.  

Есть много подобных проектов, в том числе по благоустройству пляжей. У нас в этом плане архитектурное сообщество работает активно. Например, разработан проект многоэтажного паркинга для Нового района. В результате район мог бы освободиться от хаотичных парковок. Для обустройства общественных пространств в кварталах многоквартирных домов сначала необходимо освободить их от засилья частного автотранспорта и огромного количества гаражей. Этого можно добиться путем строительства многоуровневых парковок. Для этого необходимо резервировать земельные участки под строительство, и опять мы возвращаемся к генеральному плану развития города.

Но какие бы мы проекты благоустройства не предлагали  к реализации в нашем государстве, к сожалению все всегда упирается в финансы.  

– Не могу не  спросить про здание Совмина. Есть планы по его реконструкции или сносу?  

– Два корпуса этого объекта, расположенные по левую и правую сторону от высотного здания Совмина, являются объектами историко-культурного наследия, они подлежат восстановлению. Что касается основного корпуса, то за последние 30 лет так и не была определена его судьба, однако последние исследования говорят о невозможности его сохранения. Здесь есть еще один важный момент: одновременно с проведением конкурса на благоустройство площади С. В. Багапша был объявлен конкурс на проект памятника В. Г. Ардзинба. Было принято решение установить его перед зданием Совмина. Но как можно устанавливать памятник первому президенту страны, который боролся за свободу и независимость Абхазии у сгоревшего здания!? На мой взгляд, это кощунство. В результате конкурс был отменен. Вопрос остался открытым.  

– Какие основные планы у вашего отдела на данный момент?

– Основной задачей отдела является формирование и проведение на территории Сухума единой политики в области архитектуры и градостроительства с целью формирования полноценной среды обитания, отвечающей экономическим, санитарно-гигиеническим, эстетическим и другим требованиям.

Отдел организует деятельность Градостроительного совета при главе администрации города Сухум:

  • организует и проводит конкурсы проектных предложений по проектированию, реконструкции, благоустройству градостроительно значимых объектов, парков, скверов и т.д.;
  • осуществляет контроль за сохранением исторической застройки и природных ландшафтов;
  • рассматривает в установленном законом порядке предложения, заявления и жалобы граждан по вопросам архитектуры и строительства;
  • разрабатывает и выдает застройщикам архитектурно-планировочные задания на проектирование всех видов строительства на территории города;
  • осуществляет информационное обеспечение градостроительной деятельности;
  • рассматривает и согласовывает проекты реставрации или ремонта памятников архитектуры и объектов историко-культурного наследия, благоустройства и ландшафтного дизайна, а также рассматривает и согласовывает проекты зон регулируемой застройки;
  • осуществляет архитектурно-строительный надзор за строительством при возведении, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства, при архитектурном оформлении фасадов жилых, гражданских и производственных зданий и сооружений, благоустройстве и озеленении городских территорий независимо от ведомственного подчинения сооружаемого объекта;
  • контролирует качество проектных и строительных работ;
  • осуществляет деятельность по выявлению и пресечению строительства объектов капитального строительства, проводимых с нарушением законодательства РА в области строительства;
  • участвует в приемке в эксплуатацию объектов жилищно-гражданского и коммунального строительства на территории города Сухум.

Работа в отделе градостроительного регулирования и архитектуры администрации города ведется большая. И нам крайне необходим документ, регламентирующий застройку.

Градостроительный кодекс нужен не только Сухуму, это основной документ, по которому планируется все дальнейшее развитие Абхазии, ее транспортные артерии,  перспектива развития жилищной сферы, промышленности, курортов.

В целом немалых усилий стоит руководству администрации города и управлению архитектуры сдерживать хаотичную и в большей степени самовольную застройку города.

Нельзя забывать, что Сухум – столица, что это лицо республики, к этому городу нужно относиться корректно и с большим уважением! Очень надеюсь на понимание этого нашими жителями.  


Страница 2 из 46

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.