Последние новости

ноября 28 2020

ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГТК

Сухум. 28 ноября 2020. Абхазия-Информ. В зоне таможенного контроля должностными лицами таможенного поста «Псоу» было досмотрено автотранспортное средство, управляемое гражданином Абхазии. В результате проведения таможенного…

Календарь событий

« Август 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Мы в Фейсбуке

В период распространения коронавирусной инфекции жители республики стали жаловаться на повышение цен в аптеках.  Граждане считают, что именно местные фармацевты, воспользовавшись ситуацией наживаются на населении. Торгово-промышленная палата Республики Абхазия попросила прокомментировать ситуацию и ответить на ряд вопросов, относящихся к данной теме члена НП «Гильдия фармацевтов», директора Сухумской аптеки №4 Лиану Эвальдовну Санакоеву.

– Во-первых, я хочу начать с того, что я сама заболела коронавирусом, лечилась в Гудаутском ковидгоспитале и еле-еле выжила. И я лично увидела, что там происходит. Медсестры, врачи работают на высшем уровне. Организация обеспечения лекарствами прекрасная. Тщательно подобраны производители лекарств, все препараты качественные и оригинальные. Так что лечение и условия в госпитале хорошие, и все там есть. Я также благодарю врача Сухумской 2-ой городской больницы Астамура Гуния и весь медицинский персонал этого медучреждения.

Теперь, что касается аптек. Я, как провизор с большим стажем работы, могу сказать, что даже самая небольшая аптека, не сможет намного повысить цены, особенно на средства защиты – маски, антисептики, перчатки.

Кстати, хочу напомнить, что правительство РФ наложили запрет на экспорт средств защиты. Их нельзя провозить через границу, и мы искали способы, как это сделать! Это очень большой список, включающий все средства защиты – антисептики, маски перчатки, лейкопластыри, вата, салфетки, спиртовые салфетки. Стараемся и термометры завозить.

 – Тогда почему на самом деле увеличились цены на лекарства после начала пандемии и что на это повлияло?

 – Стоимость лекарства, оптовая – закупочная цена, все зависит от наших поставщиков. Если оптовая база в РФ, у которой мы закупаем медицинские препараты, не повышает цену, то мы реализуем лекарства с небольшой наценкой. То есть, конечная стоимость лекарств зависит именно от цен в месте закупа. Мы вынуждены делать наценку, чтобы оправдать свои расходы и издержки. Если деятельность аптеки будет нерентабельной, налоговые органы либо предупредят об этом ее владельца либо лишат лицензии. Аптека должна работать с учетом всех своих расходов, и если мы не сделаем наценку, не будет оборота, не будет никаких налоговых отчислений государству. Наценка нужна и для того, чтобы я смогла каким-то образом содержать своих сотрудников. И я делаю небольшую наценку, которой нам вполне достаточна. Это обычное торговое наложение, чтобы я укладывалась в свои расходы.

Пусть граждане не думают, что кто-то сегодня на них наживается. Никто сегодня не сможет нажиться на таких ценах. Если сейчас кто-то продает маски по 5-6-7 рублей, то все эти дешёвые маски изготовлены непонятно где. В Абхазию завозили дешевые, ничем непропитанные маски, а маска должна обязательно быть фабричной и соответствовать качеству. Также, как и все остальное.

Еще раз подчеркну: цены формируются от оптовых закупок в РФ. К примеру, те же латексные перчатки на оптовой базе – пара 50 рублей. По какой цене я могу их продавать? Люди меня не поймут! Поэтому я их закупила не для населения, а для аптеки, чтобы как-то защитить себя и своих сотрудников.

– Какие препараты сегодня наиболее востребованы и обязательно должны быть в аптеках?

 – Это очень большая фармакологическая группа. Конечно же все средства защиты! Далее, все противовирусные и иммуномодулирующие препараты. Противовоспалительные, антибактериальные препараты – антибиотики обязательно и жаропонижающие. Тот же парацетамол, как золотой стандарт. Потому что этот препарат, в отличие от анальгина, аспирина и ибупрофена, менее токсичен.  Поэтому парацетамол широко используется сегодня. Очень востребован дексаметазон – он зачастую спасает от смерти. Это иммунодепрессивный препарат.

В аптеке должен быть весь ассортимент лекарств, особенно это касается антибиотиков, чтобы любой, кто зашел в нее, мог получить медикаментозную помощь.

Раньше мы информировали врачей о наличии препаратов, но сейчас такое редко практикуется, потому что сегодня многие заняты торговлей лекарствами. Лично я общаюсь с некоторыми врачами и сообщаю им, что вот этой терапевтической группы в нашей аптеке нет, но есть другая. Я с удовольствием работаю с такими врачами, и они тоже прислушиваются к моему мнению.

Сейчас, к примеру, в аптеках нет левофлоксацина – противомикробного бактерицидного средства широкого спектра действия, но есть же другие антибиотики, которые можно использовать для лечения бактериальных инфекций.

 – Что нужно предпринять, чтобы стоимость лекарств все же была доступной?

 – Есть такое Приложение №1 к Постановлению Кабмина РА от 6.08. 2019 г. №124. «О перечне жизненно необходимых препаратов, лекарственных средств». Если лекарства стоят до 500 рублей, наценка на них должна быть до 22%. Если стоимость лекарства свыше 500 рублей – 18%. При этом, для оптовых баз одна наценка, для аптек другая. Кстати, будучи премьер-министром Геннадий Леонидович Гагулия всячески старался внедрить это приложение, хотя в то время такой острой необходимости в этом не было.   

Я лично в своей аптеке это правило соблюдаю уже с сентября 2019 года. В перечень входит 89 наименований, но следует помнить, что есть разные лекарственные формы. Допустим, азитромицин бывает в сиропе, таблетках и капсулах и многие лекарства в таком виде и если умножить, то перечень увеличится до 190 наименований.

То есть, на разные лекарственные формы одного и того же препарата аптека не имеет право делать наценку свыше 22% или 18%. Но на все остальные, не входящие в перечень препараты, наценка свободная.

Сегодня сложная ситуация, часть население из-за коронавируса не работает. Поэтому лично я к цене на каждый препарат, подхожу индивидуально. Как сегодня я могу повысить цену на антибиотики, допустим – на левофлоксацин? Он тоже относится к жизненно необходимым препаратам, но заводы изготовители и оптовые базы серьезно подняли на него цену. И, что, не закупать его? Лучше я его куплю, чтобы у меня было в аптеке это лекарство, и чтобы я могла помочь людям. Если не будет у человека денег – подарю ему препарат! Иного выхода нет!

Тот же парацетамол: цена 10 таблеток, дозировкой 0,5 была 10 руб. Сегодня оптовая цена – даже стыдно назвать, 63 рубля. Можете поднять накладные с оптовой базы. Заводы изготовители оправдывают повышение цены тем, что субстанции нет – ее РФ закупает в Индии или Китае. В этих странах тоже тяжелейшее положение им самим требуется огромное количество лекарств. У заводов изготовителей цена поднялась, соответственно и у оптовых баз тоже. Плюс наши 22% наценки.

Антибиотики то исчезают, то появляются и именно те, которые применяют при коронавирусе, потому что мы закупаем их в России, где тоже тяжелая ситуация.

Мы стараемся находить заменители лекарств, которые являются эффективными при лечении разных заболеваний. Если временно нет левофлоксацина, то есть карбапенем, тиепенем, меропенем, но, к сожалению, их надо «прокапать» в условиях стационара. Или, если цефбактам можно ввести внутримышечно, то эти препараты нет.

 Я лично позвонила пульмонологу Шазине Хурхумал и сообщила весь ассортимент лекарств в нашей аптеки – все, что касается коронавируса, противовоспалительных, иммуномодулирующих, антибактериальных препаратов и антибиотиков. В том числе и заменяющие препараты – под другим названием, и другой фармакологической группы.

Напоследок я хочу вернуться к обвинениям в адрес фармацевтов. Почему наши граждане не возмущаются повышением цен на продукты питания? Почему не говорят о их качестве и о том, что мы кушаем? Почему об этом все молчат? Зато все увидели, что аптеки повысили цены лекарства!

 Еще раз подчеркну: сегодня аптеки не зарабатывают! Сегодня мы все выживаем!

Лично я купила на 50 тысяч рублей препарат фраксипарин 04 (применяется для профилактики тромбоэмболии) и передала его Минздраву, чтобы от моего имени лекарство передали Гудаутскому ковидцентру. Я такое там увидела – в хорошем смысле этого слова, что готова в знак благодарности всю аптеку перевезти, если бы можно было.

Я сейчас на изоляции, но когда выйду на работу, обязательно буду заниматься благотворительностью!


 

Министр иностранных дел РА  Даура Кове  ответил на вопросы "Апсныпресс"

- Даур Вадимович, не так давно стало известно, что планировавшийся в октябре очередной раунд Международных Женевских дискуссий перенесен на декабрь. В СМИ появлялась противоречивая информация о причинах переноса раунда. Могли бы Вы прояснить ситуацию?

- Действительно, запланированный на октябрь очередной раунд Международных Женевских дискуссий был перенесен на декабрь текущего года. Перенос был напрямую связан с существующей сегодня тяжелой ситуацией, с повсеместным распространением COVID-19. Появившиеся в этой связи в Грузии спекуляции о том, что причиной переноса стало якобы намерение российской стороны сорвать работу очередного раунда Женевских дискуссий, совершенно абсурдны. В работе МЖД заинтересованы все участвующие в них стороны. Не следует создавать информационные поводы на основе разного рода небылиц.


Абхазский общественный деятель, политолог Нателла Акаба в интервью women4peace.net высказала свое мнение по поводу заявления президента Абхазии о диалоге с Грузией, о том, какая должна быть внешняя политика республики, о роли женщин-лидеров в урегулировании грузино-абхазского конфликта.

– Как вы прокомментируете заявление президента Абхазии Аслана Бжания о необходимости начать диалог с Грузией?

– Каждый президент Абхазии, вступив в должность, озвучивал свое видение перспектив урегулирования грузино-абхазского конфликта, и вполне логично, что приоритетным все они считали подписание с Грузией юридически обязывающего соглашения о неприменении силы. Президент Аслан Георгиевич Бжания также считает это необходимым для укрепления мира и безопасности. И трудно не согласиться с его подходом, основанном на том, что для достижения этой цели следует возобновить прямой диалог между Абхазией и Грузией, который имел место сразу после окончания военной фазы конфликта. Это отнюдь не означает, что Абхазия должна полностью или частично отказаться от своей независимости. Напротив, это лишь подтвердит, что Абхазия является стороной конфликта.


В эксклюзивном интервью «Труду» министр иностранных дел России – о самых острых и актуальных международных проблемах

– В этом году ООН проводит 75-ю сессию Генеральной Ассамблеи и отмечает юбилей организации. Будут ли подниматься вопросы, ранее не входившие в повестку дня? Какие вопросы намерена поднять Россия?

Действительно, в нынешнем году Организация Объединенных Наций отмечает свое 75-летие. Наша страна как государство — основатель ООН и постоянный член Совета Безопасности придает особое значение этому юбилею. Считаем, что он должен послужить дальнейшему укреплению центральной координирующей роли Организации в мировых делах, объединению международных усилий по противодействию современным вызовам и угрозам, построению подлинно справедливых и равноправных отношений между государствами.

К сожалению, охватившая мир пандемия коронавируса внесла существенные корректировки в первоначальные планы проведения юбилейной сессии. Большинство мероприятий — как в рамках Недели высокого уровня, являющейся, по сути, главным событием года в международной политике, так и в ближайшие месяцы – пройдут в виртуальном режиме. Однако такой вынужденный формат не должен сказаться на статусе и значении дискуссий.

Что касается повестки дня 75-й сессии Генассамблеи, то ее проект уже подготовлен. Перечень запланированных к рассмотрению вопросов весьма обширный и затрагивает почти все сферы международных отношений, начиная с проблематики стратегической стабильности и заканчивая песчаными бурями. При этом, как и следовало ожидать, особое внимание будет уделено вопросам борьбы с пандемией COVID-19 и преодоления ее последствий.

На предстоящей сессии Генассамблеи российская сторона будет отстаивать свои принципиальные подходы. Речь идет о продвижении положительной, объединительной повестки дня, закреплении вектора на формирование полицентричного мироустройства, обеспечении неукоснительного соблюдения Устава ООН, противодействии попыткам продвигать концепцию «миропорядка, основанного на правилах» в качестве альтернативы международному праву, поиске политико-дипломатических развязок региональных кризисов и конфликтов.

Продолжим работу по наращиванию международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, принятию подлинно универсальных, всеобъемлющих правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, укреплению действующих и выработке новых договорных режимов в сфере контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения, отстаиванию принципа недопустимости искажения истории и пересмотра итогов Второй мировой войны.

Разумеется, в случае возникновения новых проблем будем оперативно на них реагировать.

– Наши отношения с Евросоюзом оставляют желать лучшего, сохраняются взаимные санкции, заморожены многие программы сотрудничества. Каковы перспективы потепления на этом направлении?

– Думаю, что этот вопрос было бы правильнее адресовать коллегам из ЕС. Именно по их инициативе были «подвешены» многие форматы отраслевого взаимодействия и политического диалога, поставлены на паузу многообещающие проекты, в том числе нацеленные на построение общего торгово-экономического и гуманитарного пространства от Лиссабона до Владивостока. При этом нам было сказано, что любое существенное улучшение отношений зависит от выполнения Минских соглашений по урегулированию конфликта на юго-востоке Украины, стороной которого Россия не является. Увы, эта искусственная и близорукая увязка сохраняется и по сей день — к большому удовлетворению киевских властей, которые не только не выполняют своих обязательств по Минскому «Комплексу мер», но и не делают секрета из желания использовать неурегулированность конфликта для поддержания санкционного давления в отношении России.

Видим, что пандемия ускорила мыслительные процессы в самом Евросоюзе. Там все чаще высказываются в пользу укрепления собственной «стратегической автономии» в международных делах. По инициативе председателя Евросовета Шарля Мишеля внутри ЕС стартовала дискуссия о плюсах и минусах нынешнего подхода к отношениям с Россией. Мы не без интереса отслеживаем этот процесс, хотя и не испытываем в отношении него завышенных ожиданий – слишком велика в отдельных государствах ЕС идеологическая зашоренность и косность мышления в отношении нашей страны, даже в ущерб собственным национальным интересам. Впрочем, это их выбор, и они несут за него ответственность.

Добавлю, что мы отнюдь не противники упрочения самостоятельности ЕС в международных делах. В свое время, например, предлагали Брюсселю сотрудничать в деле кризисного регулирования и развития военно-технических возможностей. Да и сегодня рассматриваем ЕС в качестве потенциального участника выдвинутой президентом В. В. Путиным концепции формирования Большого евразийского партнерства. На наш взгляд, это пошло бы на пользу самому Евросоюзу, способствуя сопряжению региональных интеграционных потенциалов и расширению доступа европейских экономоператоров на евразийские рынки.

Рассчитываем, что трезвый анализ реалий многополярного мира все же побудит ЕС к переосмыслению явно устаревших подходов на российском треке. Со своей стороны к честному, взаимовыгодному сотрудничеству мы, как и прежде, открыты.

– Активность НАТО на наших рубежах не ослабевает, наши отношения натянуты. Каковы концептуальные подходы МИД России в деле смягчения напряженности на западном направлении?

– Напомню, что сотрудничество между Россией и НАТО было свернуто в 2014 году не по нашей инициативе. Все положительные наработки нашего взаимодействия, включая механизм диалога и сотрудничества — Совет Россия — НАТО (СРН), были в одночасье утеряны. Сегодня СРН, создававшийся нами совместно в 2002 году как формат «всепогодного» диалога, стал площадкой, на которой натовские страны пытаются наставлять нас по украинскому урегулированию, хотя альянс в нем не играет никакой роли. При этом очевидно, что украинский кризис послужил лишь предлогом, а не истинной причиной разворота альянса к своей старой задаче «сдерживания» России.

Сейчас, прямо как во времена холодной войны, борьба с Россией на «всех фронтах», включая информационно-пропагандистский, стала смыслом существования альянса. НАТО развернул широкую активность на «восточном фланге», вблизи наших границ, включая проведение учений и совершенствование военной инфраструктуры. Альянс продолжает расширять зону своего военно-политического влияния, приглашая все новые страны под свой «зонтик» под лозунгом защиты их от России. В отсутствие реальных угроз безопасности все это приводит лишь к появлению и углублению новых разделительных линий в Европе.

Мы уже неоднократно предлагали НАТО пойти по пути деэскалации военной напряженности и снижения рисков военных инцидентов на континенте. На фоне пандемии COVID-19 выдвинули инициативу по соблюдению военной сдержанности, предложили отвод оперативных учений от линии соприкосновения Россия – НАТО, другие меры транспарентности. Россия уже отказалась от проведения крупных учений вблизи границ стран НАТО, перенесла вглубь страны масштабные мероприятия в рамках подготовки войск.

Однако альянс не демонстрирует готовности к аналогичным шагам. По отношению к России НАТО теперь придерживается линии «сдерживание и диалог», где реальному и открытому диалогу по насущным проблемам места в итоге практически нет.

– Украина последовательно саботирует Минские договоренности, не выполнив основных пунктов декабрьского саммита 2019 года «нормандского формата» в Париже. Новый статус Донбасса зависит исключительно от Украины в рамках Минских договоренностей или есть другие решения? Какую позицию сейчас занимают США, учитывая, что Вашингтон выделил 250 млн долларов на поставку вооружения Киеву?

– Вы правильно упомянули о Минских соглашениях. Именно в этом документе, одобренном СБ ООН и подписанном в том числе Украиной, зафиксировано положение (пункт 11 «Комплекса мер») о необходимости — цитирую – «проведения на Украине конституционной реформы, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Все это должно было быть отражено в новой Конституции Украины, вступление в силу которой, согласно тому же пункту Минских соглашений, предполагалось до конца 2015 года.

Конституционное закрепление особого статуса Донбасса – ключ к урегулированию кризиса на Украине и решению вопросов безопасности, социально-экономических и гуманитарных проблем.

Участники «нормандского» саммита в Париже 9 декабря 2019 года, включая президента В. А. Зеленского, единодушно поддержали договоренность о необходимости согласования между Киевом, Донецком и Луганском всех правовых аспектов особого статуса Донбасса в строгом соответствии с положениями Минского «Комплекса мер».

Нашим украинским партнерам пора перестать морочить всем голову, всякий раз придумывая отговорки, чтобы ничего не предпринимать в плане исполнения имеющихся обязательств. Для решения конфликта нужно также перестать подливать масло в огонь, чем продолжают заниматься США, в том числе снабжая Киев оружием. Невольно возникает вопрос: а действительно ли в Вашингтоне хотят установления мира на Украине, о чем их представители не перестают заявлять с высоких международных трибун?

– Каковы перспективы улучшения отношений с нашим соседом – Грузией?

– Последние 12 лет Россия и Грузия взаимодействуют, не имея дипломатических отношений. Напомню, что их разрыв по инициативе Тбилиси стал результатом предпринятой правительством Михаила Саакашвили югоосетинской авантюры.

В России при этом неизменно выступают за взаимовыгодные и дружественные отношения с Грузией. Убеждены, что именно в этом состоят национальные интересы двух стран и народов, объединенных общей историей и культурой, связанных миллионами переплетенных воедино человеческих судеб. Мы всецело поддерживаем инициированный в 2012 году правительством альянса «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» курс на нормализацию двусторонних отношений. Наша установка — чем больше нормализации, тем лучше. Никаких ограничений с российской стороны здесь нет. А вот нашим грузинским партнерам, периодически разыгрывающим в конъюнктурных целях антироссийскую карту, в этом плане явно недостает последовательности.

Жизнь, тем не менее, берет свое. Россия на сегодня прочно занимает позиции второго внешнеторгового партнера Грузии (после Турции) с общим объемом товарооборота в 1,33 млрд долларов (2019 год). Именно в России на протяжении последних лет Грузия успешно реализует 2/3 своего вина. Россия продолжает лидировать и по объему частных денежных переводов в Грузию (около 430 млн долларов в прошлом году). В пользу более тесных связей между нашими странами однозначно «высказываются» и российские туристы (1,5 млн в 2019 году).

В конце 2013 года между Россией и Грузией было возобновлено регулярное автобусное, а с октября 2014 года — авиационное сообщение. На круглосуточный режим работы был переведен единственный наземный пропускной пункт на российско-грузинской границе «Верхний Ларс». Активизировались культурные, спортивные, научные, религиозные, деловые контакты. На этом фоне мы даже начали проработку вопроса об отмене визового режима для граждан Грузии.

К сожалению, наметившаяся положительная динамика была во многом перечеркнута событиями июня-июля 2019 года в Тбилиси, когда в ответ на провокацию грузинских национал-радикалов указом президента России был введен временный запрет на воздушные перевозки в Грузию. Хочется надеяться, что возобновление авиасообщения — это вопрос ближайшего будущего. Внимательно следим за положением дел в самой Грузии, разумеется, ждем общей нормализации санитарно-эпидемиологической ситуации в регионе и в мире, открытия регулярных авиарейсов на других направлениях.

Рассчитываем и на скорейшее возобновление прерванного из-за пандемии сложившегося политического диалогового общения как в формате Г. Б. Карасин — З. И. Абашидзе, так и на площадке Международных женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье. Думается, можно было бы активнее использовать и потенциал секций интересов при посольствах Швейцарии в Тбилиси и Москве.

Россия всегда дорожила дружескими узами с близким ей грузинским народом, с которым мы прожили в едином государстве под разными названиями не одно столетие. Убеждены, что скорейшее преодоление имеющихся разногласий, восстановление и полноценное развитие двусторонних связей отвечает долгосрочным интересам наших стран и народов.

– Что стоит за очередным обострением на армяно-азербайджанской границе и насколько велика вероятность перерастания его в масштабный военный конфликт?

– Пограничный конфликт 12–16 июля с. г. стал вторым наиболее масштабным (после апреля 2016 года) нарушением подготовленного при нашем посредничестве Соглашения о прекращении огня 1994 года. Впервые за последние 26 лет высокоинтенсивные боестолкновения с использованием полевой артиллерии, минометов и ударных беспилотников проходили не на линии соприкосновения в Карабахе, а непосредственно на участке госграницы между Арменией и Азербайджаном.

К конфликту привел целый комплекс причин. В основе, разумеется, нерешенность карабахской проблемы. Плюс исключительная перегретость публичного пространства по обе стороны границы. Своего рода спусковым крючком послужил и географический фактор: решение армянской стороны реанимировать старый приграничный КПП, расположенный в 15 км от экспортных азербайджанских трубопроводов, вызвало повышенное беспокойство одних, неоправданную ответную реакцию других и в итоге запустило маховик противостояния с самыми непредсказуемыми последствиями.

Чтобы стабилизировать ситуацию, 13 июля МИД России обратился к сторонам с призывом немедленно прекратить огонь. Провел телефонные переговоры с коллегами из Армении и Азербайджана, встретился с представителями организаций, объединяющих граждан России азербайджанской и армянской национальностей. Обе диаспоры должны в полной мере осознавать свою ответственность и за соблюдение законов Российской Федерации, и за содействие созданию атмосферы, благоприятствующей нормализации отношений между Баку и Ереваном.

Российский сопредседатель Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху И. В. Попов все это время находился на прямой связи с руководством внешнеполитических ведомств двух стран. В результате при активном российском посредничестве вышли, хоть и не с первой попытки, на режим прекращения огня с 16 июля.

В августе с. г. ситуация более-менее стабилизировалась. На границе и линии соприкосновения сохраняется относительное спокойствие. Пошли на убыль взаимные публичные обвинения. Рассчитываем на скорейшее возобновление переговорного процесса по нагорно-карабахскому урегулированию. Работаем над этим совместно с нашими партнерами по Минской группе ОБСЕ.

Сможет ли Россия добиться отмены статуса «неграждан», унизительного для наших соотечественников в Латвии и Эстонии? Ведь этот статус ограничивает их в политических, экономических и социальных правах.

– Положение дел с правами русскоязычного населения в Латвии и Эстонии оцениваем как дискриминационное. Вызывает возмущение наличие в этих странах позорного явления массового безгражданства, главным образом русскоговорящих жителей, лишенных основных демократических и социально-экономических прав. Сокращение числа лиц без гражданства идет крайне медленно – в основном за счет ухода из жизни и эмиграции русскоязычного населения. Так, в Латвии к категории «неграждан» на сегодняшний день относятся 216,9 тысячи жителей страны (около 11% населения), в Эстонии – 75,6 тысячи (около 6%).

Власти этих прибалтийских государств не признают «неграждан» принадлежащими к национальным меньшинствам и, соответственно, исключили их из сферы юрисдикции Рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств. «Неграждане» лишены избирательных прав, не могут учреждать политические партии, заключать сделки по покупке земли и недвижимости без согласия муниципальных властей, не имеют права быть государственными служащими, занимать посты на военной службе, в полиции, быть судьями, прокурорами и т. д.

Опубликовано множество рекомендаций международных организаций (Совет ООН по правам человека, мониторинговые органы Совета Европы, ОБСЕ и др.), которые не раз обращались к латвийским и эстонским властям с призывами предпринять необходимые усилия с тем, чтобы их языковая политика и законодательные нормы не приводили к прямой или косвенной дискриминации населения.

Так, в августе 2018 года Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации опубликовал заключение по докладу Латвии, в котором выразил обеспокоенность образовательной реформой, а также проблемой «неграждан». В марте 2019 года Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам раскритиковал ситуацию в Эстонии, где проживает большое число лиц с неопределенным гражданством. В апреле 2019 года Комитет ООН по правам человека в своих рекомендациях по ситуации в Эстонии высказал озабоченность ограниченностью сферы охвата поправок к закону о гражданстве, исключающих некоторые категории детей «неграждан»; строгими требованиями в отношении знаний госязыка, необходимых для процедуры натурализации; неблагоприятными последствиями статуса «неопределенного гражданства» для участия в политической жизни.

С осуждением дискриминационных мер Риги и Таллина также выступили Консультативный комитет Рамочной конвенции Совета Европы о национальных меньшинствах, Венецианская комиссия Совета Европы, Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств и ряд других международных структур.

Реакция властей Латвии и Эстонии на международную критику по-прежнему неадекватна тяжести сложившейся ситуации. В этой связи убеждены, что членство в Евросоюзе не должно рассматриваться прибалтийскими государствами в качестве политического «прикрытия» для их противоправных действий.

Со своей стороны МИД России последовательно отстаивает интересы «неграждан». Задействуем возможности контрольных механизмов по защите прав нацменьшинств в рамках ООН, ОБСЕ и Совета Европы. Настаиваем на решении проблемы «безгражданства» в ходе двусторонних контактов с прибалтами, в том числе в рамках политических консультаций, отмечая, что одним из условий прогресса в вопросе выстраивания добрососедских двусторонних отношений остается соблюдение Латвией и Эстонией общепризнанных международных стандартов, гарантирующих равные права на получение гражданства.

– Какую роль готова играть Россия (не только в рамках «квартета») в выведении палестино-израильского конфликта на уровень перезапуска переговоров в связи с критической ситуацией, сложившейся после заявлений США о Иерусалиме?

– Действительно, нынешнюю ситуацию в ближневосточном урегулировании (БВУ) нельзя охарактеризовать иначе как близкую к критической. Безусловно, способствовало этому и решение Вашингтона о признании Иерусалима единой и неделимой столицей Государства Израиль и перенос туда американского посольства. Исходим из того, что проблема Иерусалима, как и другие, так называемые вопросы окончательного статуса, должны решаться в рамках переговоров между двумя непосредственными сторонами конфликта – израильтянами и палестинцами. А предвосхищение их результатов лишь осложняет поиск путей урегулирования. Такое понимание зафиксировано в общепризнанной международно-правовой базе БВУ, включающей резолюции СБ и ГА ООН и Арабскую мирную инициативу.

В этих условиях крайне востребованы усилия международного сообщества для скорейшего возобновления прямых палестино-израильских переговоров с целью достижения всеобъемлющего мирного соглашения между сторонами под эгидой ближневосточного «квартета» международных посредников в составе России, США, ЕС и ООН. Именно это акцентировал в своем выступлении в ходе видеоконференции СБ ООН по БВУ 24 июня с. г. Генсекретарь ООН Антониу Гутерреш. Россия этот призыв поддерживает.

Однако данный многосторонний механизм международного сопровождения БВУ сегодня оказался, по сути, парализован вследствие неконструктивной позиции американской стороны. Вашингтон увязывает продолжение работы в рамках «четверки» исключительно с продвижением своего мирного плана, известного как «сделка века». С учетом этого мы выразили готовность к дальнейшему взаимодействию по палестино-израильской проблематике в формате «тройки» – с ООН и ЕС – с возможным подключением ведущих региональных государств и организаций.

Важнейшей предпосылкой для возобновления прямых палестино-израильских переговоров также является восстановление палестинского единства на политической платформе Организации освобождения Палестины. В этой связи мы приветствовали своевременные шаги ФАТХ и ХАМАС на пути к преодолению многолетнего раскола, о которых было объявлено 2 июля с. г. в ходе совместной пресс-конференции в видеоформате уполномоченных представителей ФАТХ и ХАМАС.

Со своей стороны продолжим работу с палестинцами в целях закрепления и развития наметившейся обнадеживающей тенденции. Предполагаем провести в Москве очередную встречу представителей основных палестинских партий и движений, как только позволит санитарно-эпидемиологическая обстановка. В начале июля с. г. состоялся телефонный разговор президента России В.В. Путина с президентом Палестины Махмудом Аббасом, который позитивно воспринял это наше предложение. О своей принципиальной готовности принять участие в таком мероприятии нас также проинформировало руководство ХАМАС.

– Косовские сербы по-прежнему бесправны. Россия выступает за мирное урегулирование проблемы Косово, но «воз и ныне там». Какие усилия помогли бы продвинуть дипломатическое решение конфликта между Белградом и Приштиной?

– Говоря о проблеме Косово, предпочел бы вести речь не о конфликте между Белградом и Приштиной, а о последствиях беззастенчивого силового отторжения части территории Сербии. Его осуществили вооруженные боевики из числа косовских албанцев при попустительстве и прямой поддержке Запада, включая агрессию НАТО против Югославии в 1999 году. Вследствие этого бесправия на месте сербского автономного края в одностороннем порядке, в обход резолюции Совета Безопасности ООН 1244 – основы урегулирования – было создано самопровозглашенное квазигосударство. Его политическая верхушка открыто игнорирует международное право, законные требования и интересы Республики Сербии и сербского народа, стремится во что бы то ни стало легализовать нынешнее положение вещей, а заодно и себя.

В свое время ценой больших усилий и болезненных компромиссов ситуацию удалось перевести в переговорное русло. В 2010 году Генассамблея ООН уполномочила Евросоюз выступить посредником в диалоге Белград – Приштина. Позже даже были согласованы критически важные решения – например, о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Наметился путь к постепенному выходу на взаимоприемлемые договоренности, прежде всего, по обеспечению безопасности сербов в крае. Однако из-за обструкции косоваров эти решения остались виртуальными.

На сегодня диалог стагнирует. Но альтернативы ему нет, как бы ни хотелось кому-то разрубить этот гордиев узел. В Брюсселе и Вашингтоне сейчас наращивают активность, чтобы перезапустить переговорный процесс. Важно помнить, что нужен серьезный и честный разговор о будущих взаимоотношениях Белграда и Приштины. Он может быть результативным лишь при уважительном отношении к законным интересам косовских сербов, реальном учете их озабоченностей, соблюдении норм международного права. Внешнее содействие должно осуществляться без шантажа и выкручивания рук одной стороне с одновременным поощрением сомнительных политических аппетитов другой. Альтернатива диалогу чрезвычайно опасна для всех.

Беседовал Михаил Морозов

http://www.trud.ru/article/20-08-2020/1393051_sergej_lavrov_pandemija_uskorila_myslitelnye_protsessy_v_evrosojuze.html


Страница 1 из 37

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.