Последние новости

мая 21 2024

КРАЖА В ГАГРСКОМ РАЙОНЕ

Сухум. 21 мая 2024. Абхазия-Информ. Обвинение в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 155 УК РА предъявлено жителю столицы Цейба Ахрику Михайловичу 1978 г.р., который был задержан…

Календарь событий

« Май 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мы в Фейсбуке

Что делается для лёгкости пересечения границы? Какое будущее у русского языка среди абхазов? Откроют ли рейсы из российских городов в Сухум? Разрешат ли гражданам РФ покупать квартиры у моря? Нормализуются ли отношения между Абхазией и Грузией? Об этом aif.ru рассказал президент республики Аслан Бжания.

«Надо всё упрощать»

– Аслан Георгиевич, здравствуйте. Такой вопрос, который, без преувеличения, интересует многих жителей России. Когда наконец-то станет полегче ситуация на границе РФ и Абхазии? Сейчас мне повезло, я к вам довольно быстро проехал, но в прошлом был момент, когда я ждал очереди 2 часа. А летом, случается, туристы в жаркую погоду стоят на границе по 8-9 часов. Меня всегда это удивляло. Почему нельзя сделать, как с Россией и Белоруссией – показал паспорт да прошёл?

– Добрый день. Хочу сказать, что я с большим уважением и симпатией отношусь к вашему изданию, знаю, насколько оно популярно, и что у вас огромная аудитория читателей.

– Спасибо.

– (смеётся) Пожалуйста, это доказанный факт. Теперь, что касается проблем, связанных с государственной границей. Усиление охраны связано с Олимпийскими играми, проводившимися в Сочи в 2014 году. Тогда в какой-то степени это было, конечно же, оправдано. После Олимпиады мы не смогли поменять ситуацию к лучшему, хотя лично я неоднократно ставил конкретный вопрос об облегчении пропускного режима. Здесь определённые фобии в большей степени. Хотя, казалось бы, границу охраняют абхазские и российские пограничники, опасаться вообще нечего. Я обращался к руководству России, в этом году выделили деньги, идёт реконструкция территории КПП, прилегающей к старому мосту. После того, как её закончат, сложностей будет меньше. Я на стороне и граждан Абхазии, и российских отдыхающих. К нам едут небогатые люди, бюджетные туристы. И когда длительное время их машины проверяют пограничники, таможенники, это создаёт очереди. Тут я с вами согласен, надо всё упрощать в интересах наших людей.

– Я так понимаю, что к отпускному сезону въезд в Абхазию станет проще?

– Да, правильно понимаете. Я надеюсь, мы успеем открыть КПП на старом мосту через Псоу. Конечно, все мы тоже хотим, чтобы с пересечением границы дела обстояли, как у России и Белоруссии. Но для подобного пропускного режима, мы должны быть в составе союзного государства. Пока мы там не состоим...но желаем, чтобы это произошло.

– Мне стоит обратить внимание на слово «пока»?

– Да, вы вполне можете обратить на него внимание.

– Хочу спросить вас насчёт аэропорта Сухума. Я помню, как осенью 1993 года приехал в Абхазию, и мне сказали – «скоро аэропорт откроют». С тех пор я это слышу каждый раз, когда появляюсь здесь. Он все же когда-нибудь заработает?

– Я в последнее время стал немного суеверным. Время всё покажет. Очень много работы проведено, чтобы этот проект состоялся. Подождём. В следующем году всё будет видно. Главное, мы перевели разговоры, что шли впустую 29 лет, в практическую плоскость.

– То есть, существует шанс, что уже в 2025 году российские туристы из Москвы и Санкт-Петербурга смогут летать в Сухум напрямую?

– Да, вполне существует.

– Как вы предполагаете, послужит ли это открытию для российского туризма незнакомых ему районов Абхазии? Я был в Ткуарчале, в Очамчыре. Это совершенно невероятные места...но, к сожалению, граждане РФ так утомляются сухопутной дорогой через Псоу, что туда не доезжают. Для нашего туриста нет Абхазии за Сухумом. Хотя места там потрясающие, и главное, что и люди потрясающие.

– Восточная Абхазия имеет туристический потенциал ничуть не меньше, чем Западная. Мы предпринимаем существенные усилия, дабы этот потенциал раскрыть. Что именно делается? Трафик летом очень плотный, на дорогах стали появляться пробки. Запустили электричку, из Сочи к нам идёт «Ласточка». Пока до Гагры, но уже в этом году она будет приходить на центральный вокзал Сухума, который мы восстанавливаем. Аэропорт даст иной поток туристов, и надеемся, они поедут в Восточную Абхазию. Мы открыли на республиканской трассе несколько туристических объектов, завершаем строительство автомобильной дороги от города Ткуарчал до водопадов, там очень красивые пейзажи. Активно реставрируем памятники христианской культуры, поменяли в Моквском соборе крышу: она долгое время была в ветхом состоянии. Весьма красиво всё получилось, и храм готов принять туристов, верующих. Восточная Абхазия очень интересная, удивительно красивая, и российские инвесторы стали обращать внимание на этот регион. В августе этого года там введут в действие новый туристический объект: с виноградниками, заводом по производству вина, рестораном с абхазской кухней — я уверен, туристам понравится. В Восточной Абхазии выращивают отличные мандарины, голубику, и, представьте, скоро мы получим устрицы и мидии местного производства.

– Серьёзно? Нашим туристам подадут абхазских устриц?

– Да, совершенно верно. Более того, недавно мы получили первую товарную партию красной икры – десять тонн, икра очень хорошего качества, её производят на ферме по разведению форели. Так что отныне, нашим дорогим гостям из Российской Федерации станет приятно и комфортно находиться не только в Западной, но и в Восточной Абхазии.

– Надо же, кто бы мне раньше сказал про абхазскую красную икру...

– Вы бы не поверили, верно? Но знаете, она чрезвычайно хорошего качества. Мы теперь едим только нашу красную икру, и скоро, надеюсь, начнём продавать её в Россию.

– Ждём вашу икру с нетерпением. Давайте немножко побеседуем о политике. Я часто езжу в Абхазию, и вижу, что стала появляться неприятная точка зрения. Отдельные люди мне говорили: не так уж нам и нужны русские, проживём и без России. Я бы не обратил внимания, но эти мнения стали звучать чаще. Особенно, такое слышится в обсуждениях «закона об апартотелях» – мол, разрешат русским покупать недвижимость в Абхазии, так они понаедут сразу, и мы утратим нашу идентичность.

– Уж не знаю, где вы таких людей нашли: подавляющее большинство жителей Абхазии подобной точки зрения не придерживается. Однако, хочу сказать – война в отношении Абхазии не прекратилась. Да, боевые действия завершились в 1993 году, благодаря абхазским вооружённым силам мы обеспечили мир. Но спецслужбы ведут борьбу за умы наших граждан. Они закидывают свои идеи, и не только по Абхазии, а по всему бывшему СССР. Упомянутые вами тезисы насчёт России я не разделяю, они опасны и вредны. Мы нужны друг другу, и почти все в Абхазии этот факт осознают. Наши судьбы неразделимы. Мы очень дорожим нашей независимостью: ибо знаем, какой ценой она была достигнута. В то же время, мы хорошо отдаём себе отчёт: кто первым признал наш суверенитет, и кто сделал для нас множество важных, нужных и полезных дел. Увы, некоторые оппоненты действующей власти готовы пойти на всё, лишь бы этой власти навредить. Апартаменты в Абхазии и сегодня повсеместно строятся и продаются. Поэтому я идею апартотелей поддерживаю. Но процессу, на мой взгляд, необходимо придать прозрачный характер. Чтобы он приносил пользу не только застройщикам, но и государству, и его гражданам.

– Я даже слышал странные лозунги: мол, покупка россиянами квартир в Абхазии – это новая колонизация, заселят русские всё вокруг, абхазам места не останется.

– Это глупость. Удивительно, что некоторые политики в Абхазии произносят подобные слова. Причём, будучи у власти, они сами выступали за продажу недвижимости, и особенно на эту тему не волновались. Почему в маленьком Дубае спокойно продают квартиры иностранцам, и там никто не кричит о колонизации? Заграничный собственник жилья в Абхазии имеет право только на это жильё – и ни на что другое. У нас 70 000 человек без работы. Чтобы создать для них рабочие места, в экономику Абхазии надо вложить 400 миллиардов рублей, а наш бюджет годовой – лишь 14 миллиардов. И российские, и абхазские бизнесмены в РФ и Турции готовы эту историю финансировать. Даже на стадии строительных работ государство зарабатывает огромные деньги, появляются рабочие места, магазины, ресторанчики, развивается сельское хозяйство. Если построят 30 000 номеров, оно как раз и привлечёт в экономику 400 миллиардов рублей. Это предложение действующей власти. Мы говорим оппозиции – если вы хотите отклонить его, расскажите тогда, пожалуйста, гражданам Абхазии, где им взять работу. Отцу семейства, сыновьям, которые утром встают, и не знают, чем им заняться, как накормить детей и во что их одеть, чтобы они пошли в школу. Сколько можно говорить и ничего не делать? Государство ничем не рискует, все риски берут на себя бизнесмены. Данный закон нужен не инвесторам, а жителям Абхазии. Самое главное – у меня язык никогда не повернётся назвать граждан России людьми, способными колонизировать Абхазию. Это термин моих политических оппонентов. Бывший руководитель Абхазии говорит – вот, точно так же сюда при Сталине переселяли грузин. Но он умалчивает, что грузины не были иностранцами, они имели все тогдашние права граждан СССР. Как можно с ними сравнивать нашего ближайшего союзника? Российская Федерация строит нам больницы, музеи, школы, восстанавливает нашу историческую память. Эта борьба – действия спецслужб, ставящих задачу испортить наши отношения. Я всем рекомендую читать книгу Бжезинского «Большая шахматная доска», всё идёт по указанной там программе: наши враги заняты хорошо знакомым делом – идеологическими диверсиями. Ещё Ленин в своё время говорил, что можно овладеть сознанием человека, и превратить это в материальную силу. Похоже, именно в такой области наши противники преуспели.

«У нас нет агрессии к грузинам»

– Мне вот одно непонятно. В Абхазии имеются построенные во время СССР определённые объекты, что не используются по назначению больше 30 лет. Россия хочет их арендовать на некоторый срок – разумеется, не навсегда. Но у этой идеи тоже находятся противники. А толк-то какой, если здания стоят и разрушаются?

– Это и мне неприятно слышать. Никто же не мешал восстановить за столько лет эти объекты. Однако, этого сделано не было. Но я вам говорю – носителями данного подхода является немногочисленная группа лиц, 120-150 человек. Я им объясняю – давайте посмотрим, чем мы располагаем? Давайте сравним, что нам предоставляет Российская Федерация, и что дают международные организации? И сразу всё будет ясно. Наши дети обучаются на бюджетной основе в России. Если мы не можем оказать квалифицированную медицинскую помощь, куда отправляются наши люди на лечение? На каком языке мы здесь говорим? С какими паспортами граждане Абхазии ездят по миру? Да, друзей надо искать везде. Но приоритет для нас – те, кто живут рядом, с учётом ментальности, культуры и всего остального. Такая страна – Российская Федерация.

– Какими вы видите в будущем отношения России и Абхазии?

– В интересах наших граждан – абхазов, русских, армян, чтобы дружба с Российской Федерацией крепла и улучшалась. У нас нет другого пути, и мы его не ищем. Ни на одной карте мира, изданной на Западе, не существует в наличии такого государства, как Абхазия. Да, по каким-то вопросам наши точки зрения могут не совпадать. Но это не носило и не носит принципиального характера. В том, чтобы наши отношения стали лучше, заинтересован весь абхазский народ, и от них зависит будущее наших детей.

– Как вы думаете – помиритесь ли вы в скором времени с Грузией?

– Когда-то, наверное, это произойдет. И мы бы даже хотели, чтобы это произошло в ближайшее время. Мы не испытываем никакой агрессии к грузинскому народу. Есть простые люди, а есть грузинское государство, его политическое руководство. Мы понимаем, что в Грузии имеется оппозиция – и, наверное, политики не могут пойти по пути признания независимости Абхазии. Когда правительство Грузии к этому придёт, все вопросы будут сняты. Подружились же французы с немцами. И СССР подружился с Германией. Но в чём разница? В обоих случаях Германия признала свою вину и своё поражение. Я не хочу никого унижать ни в коем случае. Но реальность такова, факты таковы, что объективную реальность следует признать. Вместо этого, что мы видим? Грузия не даёт нашим спортивным командам детским выезжать на международные соревнования. Дети-то тут причём? Такие меры не приводят к повышению доверия.

– Я беседовал с людьми в Абхазии. Мне озвучили некую точку зрения – мол, если Грузия хотя бы извинится за сделанное, мы согласимся с ней разговаривать.

– В будущем возможно всё. Но это будущее надо создать. Ростки добра не вырастут, если их не поливать. Агрессии в мире и так более чем достаточно. Человечество накопило столько оружия, что способно уничтожить само себя несколько раз подряд. Знаете, политик не должен такое говорить, но, наверное, я неопытный политик. Важно, чтобы государство Абхазия было официально признано Грузией. Это просто и элементарно.

«Русский язык – без проблем»

– Мы с вами общаемся на русском, как и многие обычные абхазы между собой. Каким именно вы видите дальнейший статус русского языка в Абхазии?

– На «великом и могучем» у нас говорят все. Он даже доминирует: делопроизводство на русском языке, с четвёртого класса в школе все дисциплины – история, литература, математика преподаются только на русском. Мы двуязычный этнос, и у нас скорее есть угроза родному языку: мы над этим работаем, чтобы абхазский знали все граждане Абхазии, это важно. Наш язык, хотя и сложный, очень интересный. У русского языка никаких проблем нет и не будет. Ни в одной стране бывшего СССР вы не увидите такого владения языком, как в Абхазии. Ни в Армении, ни в Белоруссии, ни в Узбекистане.

– Ну, в Белоруссии-то его поголовно знают.

– Я готов пари с вами заключить, что в Абхазии знают лучше.

– Договорились, по рукам. Ещё поинтересуюсь насчёт туризма. Бывает, приезжие недовольны отдыхом в Абхазии, в Интернете полно отзывов – обслуживание не то, еда не та, экскурсии не те. Как вы считаете, Абхазии нужно работать над сервисом?

– Слушайте, а кому не нужно? Какие отзывы были 20 лет назад у тех, кто отдыхал в Сочи? Но всё изменилось. Меняется и у нас. В последнее время в Абхазии стали появляться хорошие отели, а раньше таковых вообще не было. Их хозяева стараются принимать гостей на высшем уровне, и номера ничуть не хуже, чем в Сочи. На 250 тысяч жителей Абхазии приходится полмиллиона туристов: не считая тех, что приезжают с однодневным туром. А Сочи принял целых 7 миллионов гостей, больше народу едет туда. Но в Абхазии все бизнесмены понимают – качество услуг должно быть высоким, иначе уже никак.

– Я замечал и такой вариант: в местах, где много туристов, их не ценят. Говорят – а, ладно: эти уедут, другие приедут. Вот в Восточной Абхазии гостя уважают больше.

– Конечно. Где-то владельцы гостиниц избалованы, где-то нет. Нам необходимо создать конкурентную среду. Если человек окажется в отеле, где его ценят и уважают, бизнесмены, что не заботятся о сервисе, быстро пожалеют о своём поведении. Как и Сочи, мы легко смогли бы принять несколько миллионов туристов, но у нас нет столько мест размещения. Вкладываться в гостиницу – это должно пройти 12-15 лет, пока окупится, не все на это пойдут. Отельеры в Абхазии жалуются, что им непросто платить налоги. А если бы закон об апартотелях приняли, и они смогли бы продавать свои номера, у них дела бы пошли по-другому: и этого наши оппоненты не учитывают. От Сухума до границы с Грузией – 105 километров береговой линии, но до 2020 года там на море был всего один отель, две звезды! Это нормально? У нас есть шанс принимать значительно больше гостей: для их удовольствия, на благо граждан Абхазии и процветания наших детей.

– Мне даже загадочно, что к вам ездят только на море. В Абхазии хватает и других занятий – посетить плантации мандаринов, поесть местной кухни, выпить вина.

– Направление развивается: люди, что приезжают в Абхазию в экотуры, получают огромное удовольствие от участия в сборе мандаринов. Планируем и гастротуризм, когда море не такое тёплое – покушать мяса, попить вина. До санкций, такое раньше было развито между Россией и Грузией, люди приезжали развлечься в туры выходного дня. Мы привыкли к природе, и нас уже не всегда поражает красота наших пейзажей. Наши горные села очень красивые, но мы в суете этого не замечаем. Зато российские бизнесмены всё улавливают. Вот в Абхазии повсеместно появились шато с виноградниками, где производят неплохое вино, почему ж их раньше не додумались построить? Я общаюсь с виноделами, они акцент делают не на количестве, а на качестве.

«Надо контролировать мандарины»

– Касательно мандаринов. Мне рассказали историю в стиле фильма ужасов – как фуры с мандаринами не могут пройти границу по 5 дней, и потом плоды выбрасывают в сугроб. И, что большинство мандаринов, заявленные продавцами на российских рынках как абхазские – они на самом деле родом из Турции.

– Да-да. За прошлый год Россия ввезла на свою территорию 2 миллиона 200 тысяч тонн цитрусовых. А у нас самый удачный урожай был 60 тысяч тонн. Соответственно, 90% продукции, которая продаётся в России как «абхазская», на деле из других стран. Вот как наши мандарины востребованы! Как же поступить, чтобы абхазских мандаринов на российском рынке стало больше? Необходимы инвестиции в сельское хозяйство. По приказу Сталина, в тридцатые годы XX века в Абхазской АССР высаживали мандарины, чай: при Советском Союзе мы собирали 150 000 тонн цитрусов ежегодно. Нашим мандаринам никто конкуренцию не составит, это элитная продукция. Мы не испортили ни состав воды, ни состав воздуха, ни состав почвы в Абхазии: поэтому они очень вкусные.

– Согласен, срываешь мандарин с дерева – вкус вообще другой, нежели на прилавке. И по цене ой какая разница: 50-80 рублей за кило, а у нас в Москве порой 400 рублей.

– (смеётся) Тут мы, извините, за Москву не отвечаем. Можно было бы совместно России и Абхазии учредить комиссию, контролировать цены, я бы этим занялся. Мандарины нас объединяют со всем бывшим Советским Союзом, поэтому у плантаций появляются зарубежные инвесторы. Я бы также хотел, чтобы Абхазия стала хабом для работы айтишников: это очень выгодно для экономики. И IT-специалистам хорошо – здесь воздух морской, красивые пейзажи. Мы продумываем этот вопрос, надеемся, реализуем.

– Спасибо за интересный разговор.

– Это вам спасибо. Я долго жил в Москве, и всегда читал «АиФ» с удовольствием. Всех благ и радости вашим читателям, жителям нашей любимой братской России.

https://aif.ru/politics/world/-hotim-kak-u-rossii-i-belorussii-aslan-bzhaniya-rasskazal-o-budushchem-abhazii


Министр туризма Абхазии Теймураз Хишба дал интервью обозревателю еженедельника «Аргументы и Факты», лауреату журналистской премии «Искра» за лучшее расследование года Георгию Зотову.

Абхазское побережье – одно из ключевых и популярных направлений российского туризма. Дёшево, чистое море, хорошая еда – что ещё нашему человеку нужно? О том, чего хорошего нам ждать, и чего опасаться в соседней республике в грядущем пляжном сезоне, рассказал aif.ru министр туризма Республики Абхазия Теймураз Хишба.


О том, каковы итоги деятельности столичной администрации за 2023 год, каковы первостепенные задачи на этот год, о реконструкции набережной, освещении улиц, вывозе ТБО, различных ремонтных работах, планах по созданию свободной экономической зоны, международных контактах и немного о себе рассказал в интервью Апсныпресс мэр Сухума Беслан Эшба.


Аслан Бжания провел первую в 2024 году серию встреч в Москве. В интервью ТАСС он рассказал, о чем по итогам встреч договорились Россия и Абхазия, как в стране будет решаться энергетический вопрос, об отношениях с соседями и развитии туризма.

Об экономике


Страница 1 из 47

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.