Календарь событий

« Декабрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

ДМИТРИЙ СЕРИКОВ: СУЩЕСТВУЕТ НЕОБХОДИМОСТЬ ОПТИМИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОССТРУКТУР

Интервью Четверг, 02 июля 2015 13:23
Оцените материал
(4 голосов)

Интервью вице-премьера Дмитрия Серикова информационному агентству «Абхазия-Информ»

Дмитрий Сериков, вице-премьер РА, курирует в правительстве финансово-экономический блок. До назначения на эту должность работал вначале финансовым директором оператора сотовой связи ЗАО «АКВАФОН-GSM», а затем заместителем генерального директора по операционной деятельности. Выпускник Московского инженерно-физического института (факультет «Автоматика и электроника», специальность «Инженер электрофизических установок») и Государственной финансовой академии при Правительстве РФ (факультет «Финансы и кредит», специальность «Финансовый менеджмент»).

- Дмитрий Николаевич, у населения возникает много вопросов относительно кредитования проектов. Как это будет осуществляться, и в каких сферах?


- Давайте разделим этот вопрос на две составные части, потому что программы кредитования тоже две. Одна, направлена на кредитование верхнего сегмента среднего бизнеса и крупного бизнеса. На это выделяется сумма в размере 1,2 млрд. рублей. Источником финансирования таких проектов является банковское сообщество: есть ряд российских банков, готовых предоставить льготные кредиты на срок от 1(одного) года до 10 лет под 10% годовых. Это стандартная, классическая схема кредитования, просто на льготных условиях. Сегодня банки выдают рублевые кредиты под 16 - 18%, но нам могут выделить под 10%. По данной программе поддерживаться будут проекты с объемом инвестиций не менее 20 млн. руб. Что касается второй программы, на которую планируется направить порядка 200 млн. рублей, то она рассчитана на малый бизнес. Разработана она и активно внедряется Национальным банком Республики. Суть ее заключается в выдаче небольших кредитов в размере от нескольких сотен тысяч до трех миллионов рублей.

- Российские банки в рамках финансирования крупных проектов ставят условия, какими должны быть эти проекты?

- Нет, не ставят, но мы на уровне правительства определили приоритетные для государства отрасли экономики и хотим, чтобы инвестиции направлялись именно в них. Разработано и опубликовано Положение о рабочей группе по первичному отбору инвестиционных проектов. Мы установили единые и прозрачные «правила игры» для всех потенциальных участников программы, основываясь на общемировых стандартах инвестиционной деятельности. Требования к представляемым инвестиционным проектам, установленные данным Положением, не выше тех, что может установить любой серьезный российский банк.

- По какой причине была отклонена большая часть проектов или отправлена на доработку?

- Это произошло по разным причинам. Одним из важных критериев является прозрачность: мы хотим видеть реальных собственников, стоящих за компанией представляющей проект, а не подставных лиц. Мы должны знать, кто просит деньги, и кто будет за них реально отвечать. Кроме того, у лица, представляющего проект, должна быть хорошая кредитная история: может случиться так, что у человека уже десятки миллионов долгов. Хотя причины этих долгов могут быть разные, тем не менее, такого человека мы поддерживать не будем.

- А что, уже обращались за кредитами люди, у которых есть непогашенные долги?

- Дело в том, что комиссия видит только верхушку айсберга: первичный отбор документов проводит отдел внешнеэкономических связей и инвестиционных программ при Минэкономики РА, которым руководит Даур Арнаут. Он относительно недавно пришел в министерство, но, на мой взгляд, этот талантливый молодой человек уже привнес много нового и полезного в работу ведомства. Полный пакет документов по проекту представляется в этот отдел. Сотрудники отдела проверяют правильность оформления документов и осуществляют предварительный отбор. Кстати, придя во власть, я обнаружил, что люди сдавали проекты, а они непонятным образом терялись. Для меня это более чем странно. Теперь разработаны четкие правила подачи документов. Все документы регистрируются. Один экземпляр зарегистрированного перечня документов остается в министерстве, другой отдается соискателю. Далее проекты выносятся на заседание комиссии, где и принимается решение о поддержке проекта или нет.

Было подано порядка 150 проектов, больше двух третей пришлось отсеять из-за неправильного оформления документов. Некоторые проекты были на 3-4 страничках и не содержали минимально необходимой информации, на основании которой можно его оценить и принять решение. Извините, но это несерьезно, мы не можем поддерживать такие проекты, к тому же они все равно не будут приняты для рассмотрения в банках.
Что касается второй программы, реализуемой Национальным банком РА, в целях поддержки малого бизнеса, то здесь требования к оформлению соответствующих документов будут менее строгие, чтобы малые предприниматели не несли дополнительные затраты на подготовку необходимых бумаг.

- Какие приоритетные направления для кредитования?

- Мы прописали в положении четыре базовых направления, хотя первоначально предполагалось лишь три. Это агропромышленный комплекс, туристическая отрасль, производство стройматериалов из местного сырья и инновационная сфера. Но, в любом случае, мы можем только рекомендовать проект. Последнее слово за банками. К примеру, одобрен проект строительства колбасного цеха...

- Кстати, уточните, пожалуйста, где владельцы цеха собираются брать мясо? В республике его нет, а значит, придется все завозить. Так есть ли смысл создавать такое производство, если нет собственного сырья. У нас есть наглядный пример – Сухумский молокозавод, когда такое хорошее начинание, прекрасный объект не работает именно из-за отсутствия сырья. Будет ли такое производство рентабельным и не отразится ли все в итоге на цене на колбасу?

- У нас вообще нет колбасного производства, а то же российское колбасное производство более чем на 40% работает за счет привозного сырья из дальнего зарубежья.

- Да, но там большие объемы! А тут нужно заплатить за мясо, привезти его в республику, найти точки сбыта... Когда окупится проект при таких условиях?

- Абсолютно правильное замечание: у нас объемы будут маленькие, а срок окупаемости, насколько я помню, пять лет. Риски, конечно, есть, но финансовая модель просчитана достаточно грамотно, с учетом завоза мяса из республик Северном Кавказа и Краснодарского края РФ. И это на первом этапе развития. В дальнейшем, предприниматель планирует развивать местное производство сырья. Если качество продукции будет хорошим, то и спрос на нее будет. Многие помнят, что в советские времена здесь производилась колбаса «Сухумская» и она пользовалась огромным спросом, как со стороны местных жителей, так и со стороны отдыхающих. Так что, традиции в данной отрасли у республики весьма неплохие.

- Вы уверены, наша продукция сможет конкурировать с завозимой в Абхазию и быть дешевле?

- Даже если она будет чуть дороже, но качественнее, то она будет пользоваться спросом, я в этом уверен.

- В прошлом у нас было немало разных проектов, в том числе и по строительству цеха по производству сосисок в г. Очамчыра, но все это осталось на бумаге...

- К сожалению, все знают, как обстояли раньше дела с кредитами. Поэтому мы и создали рабочую группу, в которой делается основной акцент на анализ финансовой модели проекта и кредитную историю предпринимателей. Должны быть реальные цифры: если человек понимает, о чем он говорит и не строит воздушные замки, а в бизнес-проекте заложен реальный механизм, который может сработать, тогда я за него голосую. И все участники группы подходят к принятию решения именно с этой точки зрения.

Для нас это очень важно, поэтому мы так скрупулёзно подходим к этим вопросам. Дело в том, что эти 1,2 млрд рублей – это только начало. Эти деньги – пробный шар, и если мы докажем, что эти деньги заработали, начали возвращаться, если мы докажем свою состоятельность то сможем рассчитывать на новые проекты. В этом случае можно будет говорить о расширении программы и увеличении объема финансирования.

- А как обстоят дела с другими направлениями кредитования?

- Важное значение имеет туристический кластер, строительство гостиниц, открытие новых туристических маршрутов и услуг. Но пока мы, к сожалению, не поддержали ни одного проекта в этой отрасли. Есть один проект – достройка гостиницы в Гагре. Там высокая степень готовности объекта. Мы попросили доработать проект с учетом наших замечаний и рассмотрим его после доработки на предстоящих заседаниях рабочей группы.

Но еще раз подчеркну, в этом направлении пока представлено крайне мало предложений, и все они очень дорогостоящие.

- Курортный сезон в Абхазии длится всего несколько месяцев. Может быть поэтому люди боятся брать кредиты?

- Это тоже имеет место, риски действительно есть. Но, во многих странах мира, на той же Адриатике или Средиземноморье, курортный сезон, так же как и у нас длится с мая по сентябрь. Вы обратите внимание, как решают проблему, к примеру, в Испании, в Барселоне: они свой гостиничный сектор используют в низкий сезон для проведения различных культурных мероприятий, выставок, форумов. В Сочи сделали тоже самое: грамотно по срокам вписали проведение этапа «Формулы – 1», не в июне – августе, а на выходе из курортного сезона, в октябре, что позволило привлечь немало дополнительных отдыхающих и тем самым удлинить курортный сезон. И у нас нужно что-то подобное придумать...

Еще одно направление – производство строительных материалов исключительно из местного сырья. Строительство - это одна из основных отраслей экономики Абхазии. Россия в этом году в рамках Инвестпрограммы оказывает помощь порядка 3 млрд рублей, 80% из которых направляется на строительство.

При этом мы закупаем стройматериалы в Турции или России, а это значит, что большая часть денежной массы вымывается из страны. Развив это производство – производя, к примеру, плитку или цемент, мы, тем самым, оставим деньги в республике и дадим дополнительный импульс к развитию экономики.

И здесь, к сожалению, очень мало проектов, и тому есть причины. К примеру, цементный завод очень энергоемкое производство. В структуре себестоимости цемента доля затрат на энергию может превышать 50%. В нашем случае есть проблема с мощностями. Надо думать, где имеются свободные мощности, там и размещать подобные проекты.

Мы уделяем особое внимание проектам, нацеленным на Восточную Абхазию - Ткуарчал, Очамчыра, где экономика развита слабо, а сами районы являются дотационными. Очень хочется дать толчок развитию этих регионов, поэтому на последнем заседании комиссии был одобрен проект в Ткуарчале по производству лимонадных напитков. Там крайне важно создавать рабочие места.

- Сегодня активно обсуждают проект создания тепличных хозяйств, при этом многие ставят под сомнение его осуществление ...

- В этом году в рамках Инвестпрограммы содействия социально-экономическому развитию РА существует статья расходов, нацеленная на развитие реального сектора экономики, которая составляет порядка 400 млн рублей. Мы хотим часть этих средств направить на софинансирование малого бизнеса и сейчас по этому поводу ведем активные переговоры с коллегами из Российской Федерацией и видим понимание с их стороны.

Идея создания парников появилась в Администрации президента, и мы совместно активно работаем над этой программой и в ближайшее время представим свое видение по реализации этого проекта. Это будет на 100% государственная Управляющая компания, работа которой будет полностью прозрачной. В рамках своей деятельности эта компания будет осуществлять строительство маленьких теплиц на землях личных подсобных хозяйств жителей Абхазии, станет оказывать всяческую помощь крестьянину по соблюдению технологии выращивания.

Сегодня у большинства сельских жителей есть земля - полгектара, гектар и больше, а теплица занимает всего 10 соток. Есть разные виды теплиц, но мы предполагаем закупить легковозводимые конструкции. Компания будет заключать договор с любым крестьянином, изъявившим желание заниматься такой теплицей, ему достаточно будет лишь подать заявление. Компания передаст ему во временное пользование теплицу, до момента погашения полной ее стоимости, и станет оказывать всяческую поддержку, в том числе и агрономическую консультационную помощь. Рассада, торф, другие удобрения и химикаты будут предоставляться крестьянину по фиксированным ценам. Наша задача, чтобы человек занимался теплицей и по фиксированной цене, которая будет заранее обговорена, сдавал выращенную продукцию компании.

- А не отпугнет людей от этого проекта то обстоятельство, что им надо будет продавать свою продукцию именно этой компании даже после того, как теплица станет их собственностью? Вы сами на совещании у президента тоже высказали мнение о том, что крестьянин со временем должен будет иметь право сдавать свою продукцию тем, кому захочет.

- Это уже детали, которые мы сейчас обговариваем. Пока теплица не принадлежит крестьянину, ему придется сдавать те же помидоры, огурцы в компанию, но когда он выплатит ее стоимость, то, думаю, будет иметь право сам выбирать рынок сбыта. Мы должны рассмотреть все возможные варианты развития событий. По предварительным подсчетам, срок окупаемости теплиц два - максимум три года. В этот период часть денег после реализации собранной продукции будет оставаться крестьянину, а часть уходить на оплату кредита за теплицу. Что будет дальше, мы пока окончательно не определились, но я не сторонник административного давления.

Моя личная позиция заключается в том, что как только человек расплатился за теплицу, и она станет его собственностью, у него должно быть право выбора, его нельзя загонять в какие-то жесткие рамки. А мы со своей стороны сделаем ему предложение – станем закупать готовую продукцию у него дома и, тем самым, поможем снять многие проблемы со сбытом, транспортировкой и т.д.
В конечном итоге, решение по проекту будут принимать премьер-министр и президент...

- Люди боятся, что компания установит дешевые закупочные цены...

- Цена должна пересматриваться не реже чем раз в квартал. Все понимают, что цена сельхозпродукции летом падает, а зимой возрастает, поэтому цены не могут быть фиксированными круглый год и должны отражать текущую рыночную ситуацию.

- Огурцы, помидоры, зелень... А почему не выращивать клубнику, которая пользуется у нас большой популярностью, или цветы?

- Это, в принципе, интересная и правильная идея, но для помидоров и огурцов нужна одна специфика, для салатов и зелени - другая, для клубники - третьи. Но мы хотим начать с того, что гарантированно пользуется спросом. Нам надо накормить себя и начать экспортировать излишки в Россию. Что касается цветов, то цветочный бизнес у нас худо-бедно, но развивается. Хотя и это направление интересное, но оно опять - таки рассчитано на местный рынок – на российский нам с цветами пробиться будет очень тяжело. Этот рынок в России высоко конкурентный. А благодаря помидорам, огурцам, зелени мы можем выйти на внешний рынок. В России огромный спрос на данную продукцию.

- Давайте поговорим о местном рынке: ни для кого не секрет, что большая часть товаров у нас импортируется. И когда чиновники говорят об участии в программе импортозамещения в России, то возникает резонный вопрос, а нам не нужны овощи и фрукты?

- В данном случае приоритет будет отдан местному рынку. Наша цель - обеспечить овощами свое население, а в Россию продавать только излишки.

- А не будет ли протестов со стороны тех же частников, которые сегодня зарабатывают на ввозе помидоров и огурцов в Абхазию. К примеру, уже была ситуация, когда реализаторы яблок возмущались, узнав, что наш рынок может быть насыщен местными фруктами. Мол, вы отбираете у нас кусок хлеба....

- Конфликт интересов всегда будет. Это неизбежно. Это конкуренция и она должна быть. Государство, в первую очередь, должно заботиться об интересах всего общества, а не только узкой группы лиц. На мой взгляд, на этом рынке всем найдется место, потому что у яблок огромное количество сортов и все их выращивать в Абхазии невозможно и нет необходимости. Выбирать должен потребитель.

- Предположим, овощи вырастили, а где их реализовывать. Своих торговых точек у компании нет, то есть опять все будет отдано на откуп перекупщикам?

- Будем предлагать выращенную продукцию тем же частным магазинам, но, я думаю, торговля овощами и сама разовьется. Вы обратите внимание, сколько торговых точек работает без помощи государства. Поэтому я не считаю верным вкладывать государственные средства в развитие торговой сети. Наша главная задача - стимулировать производство продукции, а уж продавать ее проблем не будет. Если будет спрос, то люди будут заинтересованы в закупе и станут сами приезжать в компанию. Для удовлетворения потребностей мелких точек можно купить несколько машин и развозить им овощи до порога. В России давным-давно такое практикуется. Спрос регулирует рынок: будет спрос, будут и предложения.

- Сегодня в республику, чего там скрывать, завозится недорогая по сравнению с российскими ценами грузинская сельхозпродукция. Не исключается, что предприимчивые граждане станут завозить овощи из Грузии, и, договорившись с крестьянами, взявшими теплицы, выдавать такую продукцию за местную.

- Такое опасение есть, поэтому компания должна контролировать весь процесс - от высадки рассады до сбора овощей. Если мы не решим проблему с границей, не создадим заслон, то так и будем обогащать чужих производителей, а все наши благие начинания уйдут в песок.

- В свое время для реализации проектов, финансируемых за счет российской помощи, Абхазии предлагали создать Южную дирекцию, да и экспертизу проектно-сметной документации проводить в России. Тогда удалось добиться того, чтобы средства поступали в Абхазию напрямую, а экспертиза производилась здесь на месте. Теперь же, по новым правилам, экспертиза проводится в Сочи.

- Я не могу сейчас комментировать, как это произошло, откуда появилась эта схема по экспертизе, так как решение было принято до моего назначения. Насколько я знаю, решение по этому вопросу было принято в прошлом году. Сегодня проекты проходят двойную экспертизу: вначале в Госуправлении по строительству и архитектуре РА, а затем документы отправляют в Сочи.

- Это как-то сказывается на стоимости проекта и сроках его утверждения?

- Это незначительные суммы и они не влияют на стоимость проекта. Но сроки российской экспертизы действительно дольше. К сожалению, требования в России к составлению и экспертизе проектов намного выше, а доверие, к документации, подготовленной у нас, за последние годы подорвано. У нас сметы готовились не очень качественно. К примеру, в смете на строительство какого-либо объекта первоначально предусматривалось 15 млн рублей, а потом оказывалось, что необходимо еще в разы больше. Возникало очень много вопросов, что и показала майская проверка, проведенная Счетной палатой РФ о расходовании средств российской помощи.

Я хотел бы еще отметить, что контроль за целевым расходованием средств со стороны России усилился. Выделяя деньги, российская сторона хочет быть уверена, что они тратятся строго по назначению. К сожалению, даже при самых лучших раскладах по срокам экспертизы, мы, конечно же, теряем время. Поэтому мы должны повысить качество составляемых смет и доказать самим себе, в первую очередь, что мы можем это делать, а потом ставить вопрос об отказе от российской экспертизы. Я уверен, что этот вопрос обсуждаем и решаем.

- Вернемся к проектам. Вас не смущает, что в курортном регионе совсем не развито сувенирное производство? Любой турист в обязательном порядке хочет увезти домой что-нибудь на память о стране, которую он посетил. До войны у нас работали галантерейная, швейная и сувенирная фабрики. Сухум славился тем, что стоило появиться какой-то модной вещи, как у нас тут же пытались произвести нечто подобное. А сколько было всякой бижутерии. Все это было недорого, пользовалось огромным спросом. Это была серьезная статья доходов и для государства, и для частников. Есть страны, в которые категорически запрещено завозить сувениры произведённые в других государствах, продается все только местное. Почему же у нас такое равнодушие к этой сфере?

- Вы совершенно правы: каждый отдыхающий хочет увезти безделушку и не одну, сделанную в Абхазии, а не на Северном Кавказе, или в Турции и Китае. И мне на самом деле самому непонятно, почему люди упустили эту нишу. Я родился не в Абхазии, но живу уже здесь много лет и от многих людей слышал о том, что вы сейчас сказали. Почему люди перестали всем этим заниматься, не совсем понятно. Если будет представлен грамотный проект по производству сувенирной продукции, то я думаю, что государство его обязательно поддержит.

- Как вы относитесь к открытию автосервиса по ремонту автомобилей КамАЗ? Насколько этот проект реален?

- Действительно, в ближайшее время должен приехать представитель ОАО КамАЗ и ознакомиться с нашим рынком. На территории республики вполне достаточно такой техники. Я не силен в автопроме, но знаю, что львиную долю доходов автосалоны зарабатывают не на продаже автомобилей, а на сервисных услугах. На мой взгляд, в Абхазии рынок автосервисных услуг развит крайне слабо – все на кустарном уровне. У нас нет ни одного сертифицированного автосервиса. А к нам, могли бы приезжать со своими машинами из того же Сочи – это курортный город и не все там представлено. Поэтому предприятие по обслуживанию КамАЗов было бы не лишним и сейчас главное, чтобы руководство компании, оценив потенциал рынка, приняло положительное решение о возможности создания такого предприятия. Если мы получим положительный ответ, то встанет проблема обучения персонала. Это придется делать либо на месте, либо в Татарстане.

Все мы знаем о существующей проблеме: государство выбивает квоты для студентов, они там обучаются и практически все остаются в России. Мы должны сделать все возможное, чтобы специалисты возвращались в республику, потому что кадровые проблемы есть и они во всех сферах.
- Но у нас еще и не дают людям работать: бывает перспективный специалист, а места ему не находится, потому что многие на работу устраиваются либо по блату, либо по родству...
- Это отдельная проблема и за раз мы ее не решим, но решать ее необходимо и чем быстрее, тем лучше. Есть такое понятие «социальный лифт», когда человек из обычной семьи, не имея родственников среди высокопоставленных чиновников, может подняться по социальной лестнице благодаря своим профессиональным качествам. Мы должны создать условия, при которых в органы власти отбираться люди только по профессиональным качествам.

- Когда разговор заходит о кредитовании, то во главу угла ставят наличие у получателя кредита собственных средств в размере 10% от стоимости проекта. Это относится ко всем проектам? Люди никак не могут разобраться.

- Согласен, что есть недостаток информации. Это касается только кредитования российскими банками через «Инвестиционное агентство» среднего и крупного бизнеса. На это планируется направить 1,2 млрд рублей. А эти 10% собственных средств могут быть представлены либо деньгами, либо имуществом, которое будет использовано для реализации данного инвестиционного проекта.

А вот для создания тепличного хозяйства крестьянину не нужен никакой первоначальный капитал. Он должен иметь лишь желание работать. Мы даем ему теплицу, устанавливаем ее, подписываем договор, а потом контролируем, как идет работа. Если же крестьянин будет грубо нарушать пункты договора, то теплица может быть демонтирована и вывезена. К примеру, вечером у крестьянина была продукция, а на следующий день она исчезла, такое недопустимо.

- Вы думаете, с контролерами нельзя будет договориться?

- В компании будет служба внутреннего контроля. Я человек, пришедший из частного бизнеса, всегда говорил и сейчас говорю, что многие вещи надо перенимать именно из частного бизнеса. Служба внутреннего контроля должна обязательно присутствовать. Необходимо выстроить с самого начала систему так, чтобы исключить возможности, о которых вы говорите. В компанию следует нанимать профессиональных менеджеров, которые выстроят систему учета. Но без профессиональных кадров нам этот вопрос не решить.

Я не верю в то, что «каждая кухарка сможет управлять государством». Я не верю, что человек, который никогда не работал в соответствующей сфере и не владеет опытом в данной отрасли, сможет возглавить компанию и сразу же эффективно работать.

Перед нами стоят две задачи: выстроить систему взаимодействия управляющей компании с участниками проекта и организовать контроль за ее деятельностью со стороны органов государственной власти. Компания, как отдельный хозяйствующий субъект, с помощью менеджеров, нанимаемых на открытом рынке труда, обязана выстроить работу, а государство контролировать не только поступление налогов, но и саму деятельность компании. То есть, будет утверждаться годовой бюджет с ключевыми показателями эффективности работы. И если назначенный директор не справится с поставленной перед ним задачей, то его на следующий год надо менять.

- В связи с этим давайте поговорим о реформировании системы государственного управления.

- Реформирование крайне необходимо, это одна из главнейших задач, стоящих сегодня перед властью. Потому что, как я уже выше говорил, какую бы ты программу не написал, ее не реализуешь, если система не работает.

Когда я стал знакомиться с работой Кабинета министров, то выяснилось, что многие министерства и ведомства дублируют друг друга, два разных органа выполняют одинаковые функции. Более того, существуют ситуации, когда нормативные акты противоречат друг другу. Такого быть не должно.

Без выстроенной системы, когда сотрудники четко знают, кто и за что отвечает, ничего в государстве не изменишь. Мы сейчас активно работаем в этом направлении, изучаем ситуацию. Сегодня активно муссируются слухи о сокращении штатов. Я подчеркиваю, что главное для нас не сокращение, а оптимизация работы министерств и ведомств.

- Ну и как вы собираетесь выбирать, кого оставить, а кого сократить? У нас многие на работу устраиваются по родственным связям. Как справиться с непотизмом?

- Я буду откровенен. У нас очень раздуты штаты, много незанятых вакансий и есть случаи, когда кто-то работает в трех – четырех местах. Лично я не верю, что человек может работать в нескольких местах и приносить реальную пользу на каждом из мест. А если он действительно реально хороший специалист, то стоит ему поднять зарплату на одном месте. Наша цель - сократить штаты, оставив прежним фонд зарплаты ведомства, а высвобождаемые средства направить на повышение оплаты труда.

- Означает ли это, что в каких-то ведомствах будет сокращено не количество реально работающих людей, а свободные вакансии?

- Сокращение коснется и тех, кто числится только на бумаге, и тех, кто неэффективно работает.

- Вы хотите сказать, что на числящихся только на бумаге чиновников начислялась зарплата?

- К примеру, в министерстве или ведомстве имеются пустующие, вакантные штатные единицы. Эту зарплату по полставки раскидывают на действующих сотрудников. Я считаю необходимым сократить такие вакансии, если в них нет необходимости, и поднять зарплату сотрудникам.

- А почему сокращают именно 15% от штатного расписания, а не 10 или 20?

- Это любимый вопрос журналистов. 15% - это предварительная оценка избытка штатных позиций. Сам Указ об оптимизации штатной численности органов госуправления и госучреждений РА еще не подписан, ведется анализ текущей ситуации. Мы ждем обоснованные предложения от министерств и ведомств по практической реализации этой задачи. К вопросу сокращения штатов нельзя подходить формально – просто взять и уволить 15% сотрудников.

- Есть министерства, где в штате по 30 - 50 человек, а реально, как признаются сами сотрудники, работают 10-12. Часто можно увидеть, как сотрудники играют в компьютерные игры или раскладывают пасьянсы.

- Я слышал, что такое имеет место. Есть министерства, в которых штаты перегружены, а есть ведомства, которым реально не хватает людей. Возьмем тот же УКС, которое сегодня только ленивый не вспоминает: работы у них невпроворот, а работает 17 человек. Я не говорю, что сегодня надо расширять УКС, я говорю о том, что не все ведомства нужно одинаково сокращать на 15%. Не исключено, что какие-то структуры следует сократить и на все 40%. Сегодня главное - понять, какие функции выполняет каждый сотрудник и каждое из ведомств.

- И все же, как быть с тем, что в министерствах нередко работают чьи-то люди?

- Знаете, для меня важно, не чьи люди, а как они работают, готовы ли «вкалывать» и приносить реальную пользу своей стране. Если не будут приняты необходимые политические и административно-управленческие решения, ничего в государстве не изменится. Почему один работает в поте лица и получает 4 - 5 тысяч рублей, а трое других ничего не делают и приходят на работу, в лучшем случае раз в неделю, а то и вовсе раз в месяц, но получают те же деньги. Лучше от них избавиться, а действительно работающему человеку поднять зарплату до 20 тысяч рублей.
Я считаю, что высшие органы исполнительной власти должны начать с себя, должны показать пример остальным.

- Вы хотите сказать, что у вас тоже есть люди, которые ничего не делают?

- Я считаю, что существует необходимость оптимизации деятельности госструктур. Но начинать надо с себя. Если ты что-то декларируешь, а сам это не делаешь – это выглядит смешно и не профессионально.

- А не получится так, что под сокращенных людей создадут новые отделы, или как сейчас модно называть, департаменты?

- Дело не в названии, какие-то перекидки будут, как и переподчинение и перераспределение полномочий... Я уверен, что президент и премьер-министр выступают не за перестановку кадров, не за создание видимости административной реформы, а за действительную оптимизацию работы органов госуправления. Сокращение штатов этому не помеха, а подспорье.
Государство не должно делать вид, что оно платит зарплату, а сотрудник делать вид, что он работает.

- Кстати, у нас порой говорят: как платят, так и работаем.

- Я тоже знаю это выражение, и лично у меня язык не поворачивается заставить сотрудника, при его зарплате в 4 - 5 тысяч рублей остаться на работе после 18:00, или выйти на нее в субботу.

Рост экономики весьма важен, но он напрямую зависит от того, как мы работаем. Такая мера, как сокращение штатов, направлена на то, чтобы оптимизировать работу, повысить ее эффективность. При этом необходимо проводить аттестацию сотрудников, мотивировать их. За хорошую работу сотрудникам нужно выдавать премии, не как в советское время 13-ую зарплату независимо от результатов деятельности, а только за достижение конкретных результатов и возможно в размере двух-трех окладов. У человека должна быть конкретная заинтересованность в работе: хорошо работаешь, получаешь достойное вознаграждение.

Прочитано 2916 раз

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.