Календарь событий

« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Мы в Фейсбуке

СОКРАТ ДЖИНДЖОЛИЯ: «У НАС В СТРАНЕ МНОГО ПРОБЛЕМ, НЕДОСТАТКОВ, НО Я ВСЕ ЖЕ ВЕРЮ В ПОДРАСТАЮЩУЮ МОЛОДЕЖЬ»

Интервью Вторник, 10 июля 2018 18:09
Оцените материал
(1 Голосовать)

30 сентября 2018 г. исполнится 25 лет, как мы отмечаем день Победы – этот главный праздник независимой Республики Абхазия. В течение долгих 13 военных месяцев мы ждали победного окончания грузино-абхазской войны, как ничего другого в жизни! С этим праздником связано много радости, но и много боли, поскольку тысячи тех, кто подвигами и самопожертвованием приближал его, не дожили до победных залпов.

25 лет – немалый срок. Чем был для нас этот путь в четверть века? Чего было больше в отчаянных попытках выжить, преодолеть послевоенную разруху и построить жизнеспособное государство – мирных побед или упущенных возможностей? Каково это – пытаться найти свое место в мире, преодолевая несправедливость международного сообщества, которое, похоже, вычеркнуло войну 1992-1993 гг. из недавней истории и до сих пор остается равнодушным к праву абхазского народа на самоопределение?

25 лет со дня Победы – это хороший повод для того, чтобы охватить взором все послевоенное время, проанализировать процессы, происходившие в общественной и политической жизни страны и увидеть, в каком направлении мы движемся сегодня.

Центр Гуманитарных программ обратился к десяткам граждан республики, к тем, кто вместе с народом своей страны прошел трудный путь длиной в 25 лет, с вопросами о достижениях и упущениях, ошибках и прорывах мирного времени. Надеемся, что взгляды, оценки и мнения наших респондентов – известных деятелей и рядовых граждан, мужчин и женщин, молодых и зрелых людей – помогут глубже понять, что происходит в современной Абхазии, и к чему стремится абхазское общество в XXI веке.

ИНТЕРВЬЮ С ЧЛЕНОМ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ СОКРАТОМ ДЖИНДЖОЛИЯ

- В сентябре этого года исполняется 25 лет со дня Победы в грузино-абхазской войне 1992-1993 гг., независимому абхазскому государству исполняется четверть века. Скажите, пожалуйста, какие моменты в современной истории Абхазии Вы могли бы назвать ключевыми, триумфальными, а какие самыми критическими и почему?

Сократ Джинджолия: Одно из главных ключевых событий Вы назвали сами - это Победа в Отечественной войне народа Абхазии, которая   открыла совершенно новую страницу в истории нашего народа. Затем, в ноябре 1994 г. была принята Конституция Республики Абхазия. 3 октября 1999 г. состоялся референдум, а 12 октября Президент и депутаты Парламента подписали «Акт о государственной независимости Республики Абхазия». Это были эпохальные события, которые наполнили содержанием наш суверенитет. Признание Россией независимости Абхазии в августе 2008 г., если можно так сказать, завершило этот процесс.

Что касается критических событий, их у нас было немало. Большинство из них было связано с   внутренними политическими процессами. Существовала и внешняя угроза, а именно угроза возобновления военных действий со стороны Грузии. Мы все хорошо помним многочисленные диверсии и теракты в Гал, события в мае 1998 г. в Галском районе, в 2001, 2006 и 2008 годах - в Кодорском ущелье. Эта внешняя угроза потеряла свою актуальность после того, как Россия признала независимость Абхазии. Как известно, был подписан рамочный договор о дружбе и сотрудничестве, а также соглашения, в соответствии с которыми российские пограничники приступили к охране абхазо-грузинской границы по реке Ингур, а седьмая российская военная база дислоцирована в г. Гудаута. Нельзя не вспомнить и российских миротворцев, которые были введены в зону грузино-абхазского конфликта еще в 1994 г. с целью недопущения возобновления военных действий.

Что касается внутренних политических потрясений, то они были и в 2004 году, и в 2014 году. В 2019 году предстоят новые выборы президента, но я не склонен думать, что повторятся события 2004 и 2014 годов (политические кризисы, связанные с выборами президента, – М.Г.). Я думаю, что народ осознал недопустимость подобного, да и политические партии тоже. Мы по опыту все поняли, что это не приводит к желаемым результатам.

- Вы полагаете, что политические партии не будут разжигать митинговые страсти, а будут вести борьбу за власть в правовом русле?

- Я очень хочу в это верить. Даже самая оппозиционная партия «Амцахара» на последнем съезде заявила, что будет действовать исключительно в конституционном русле. Есть масса правовых механизмов и инструментов, позволяющих вести политическую борьбу.

- Как бы Вы оценили деятельность президентских команд, сменявших друг друга за эти 25 лет? Что можно отнести к их несомненным успехам, продвинувшим правовое, социальное, экономическое развитие Абхазии, строительство нации, международное признание?

- Владислав Григорьевич Ардзинба – наш первый президент, перед которым сразу после войны встала задача восстановления нашей государственности практически с нуля. Предстояло формирование государственных структур, создание законодательной базы функционирования государства, подготовка Конституции и многое другое. Я думаю, что он со своей командой с этими задачами справился. Несмотря на все сложности первых послевоенных лет, политическую изоляцию и экономическую блокаду Абхазии, все эти вопросы в целом были решены.

Понятно, что в то сложное время добиться неукоснительного выполнения всеми законов и Конституции страны, заметного улучшения уровня жизни людей было очень сложно. Да и не ставилась такая задача. Ставилась задача постепенного продвижения вперед.

О других управленческих командах, как Вы их называете, мне говорить сложнее. Чтобы говорить о результатах, достижениях, надо знать, какие конкретные цели и задачи ими ставились, какие программы были приняты. Я же не очень знаком с такими программами. Если говорить в общем, мы продвигаемся вперед, предпринимаем какие-то шаги, чтобы улучшить жизнь населения, развивать экономику. Но программ, в которых было бы прописано, какими путями мы идем, какие цели и задачи преследуем на том или ином этапе, каких результатов хотим достичь, не было.

- Означает ли это, что власти действовали не по определенной утвержденной программе или стратегии, а реагировали на складывающиеся внутренние и внешние обстоятельства?

- Можно сказать и так, но я не ставлю это никому в вину. Мы ведь все знаем, что и внешняя обстановка вокруг Абхазии, да и внутренняя ситуация были таковы,   что не очень то и позволяли составлять не то чтобы долгосрочные, но и среднесрочные планы и программы. Еще будучи кандидатом в президенты А. Анкваб говорил об этом. Поэтому власти действовали по ситуации, добиваясь каких-то успехов. Но жизнь не стоит на месте. Ощутимую финансовую помощь Абхазии оказывает Россия: с 2010 года - в рамках «Комплексной программы содействия социально-экономическому развитию РА», а затем и по линии Инвестпрограммы.

Уже при нынешнем президенте Р. Хаджимба принята «Стратегия социально-экономического развития Республики Абхазия до 2025 г.», разработанная Центром стратегических исследований при Президенте РА, подготовлена программа «25 шагов по развитию экономики Республики Абхазия».

Но сколь хороша бы ни была любая программа или стратегия, ничего она не даст, если оставить все   как есть. Я имею в виду борьбу с коррупцией. Наше общество небольшое, мы все друг друга знаем. У нас борьба с коррупцией просто декларируется властями и всеми политическими силами…

- А что, на Ваш взгляд, можно предпринять в сегодняшних условиях?

- Ну, начать хотя бы с того, что ввести декларацию о доходах и расходах госчиновников и их близких родственников. Это вполне реально. У нас небольшая страна, но раздутый чиновничий аппарат, который заметно сократился бы, если бы ввели декларации и чиновникам пришлось объяснять разницу между легальными доходами и фактическими расходами.

Никто и не отрицает, что у нас есть коррупция – ни президент, ни парламент. Но никаких действенных шагов по ее сокращению не предпринимается.

- Ну вот приняли закон о противодействии коррупции, специальное подразделение при Генпрокуратуре создали…

   - Можно создать не одно подразделение, но если не будет реальной работы в этом направлении, то ситуация в лучшую сторону не изменится…

Нужно вводить декларацию, внести изменения в налоговое законодательство, чтобы минимизировать возможность реализации коррупционных схем, чтобы постепенно вывести экономику из тени. Как может развиваться государство, если до 50% экономики, а то и больше находится «в тени»?

О коррупции, разъедающей нашу страну, говорим уже не только мы, но и те, кто приезжают к нам, наши гости. Один из разработчиков программы «25 шагов..»   на недавнем Форуме, проходившем в Сухуме, также открыто заявил об опасных последствиях коррупции в Абхазии и ему аплодировали.

Надо переходить от слов к делам, надо предпринимать конкретные шаги по борьбе с этим злом…

- Так почему не переходим, почему не делаем?

- Я склонен думать, что никто не заинтересован в настоящей, реальной борьбе с коррупцией, потому что она может коснуться лично если не всех, то очень многих в республике. Получается, что лучше оставить все, как есть, когда каждый : на своем уровне что-то достает, что-то имеет. Так было и в советское время.

Нередко можно услышать: откуда весь этот негатив, откуда это воровство? Из прошлого. Человек, к сожалению, не изменился.   Мы ведь все хорошо помним, как те же партийные или хозяйственные работники думали одно, с трибун говорили другое, а делали третье.

Мы все помним, как в условиях тотального дефицита приходилось прикладывать немалые усилия, к примеру, чтобы достать те же стройматериалы для строительства своего дома, так как их было просто не купить в магазине. Приходилось обращаться к строителям, а те, в свою очередь, их экономили, вернее - воровали их на объектах, на которых работали, и продавали на сторону... Все об этом знали, но ничего не менялось.

Жизнь во лжи, в том числе, привела к падению не только авторитета власти, но и государства в целом. Большинство населения Абхазии проголосовало за сохранение СССР 17 марта 1991 года не потому, что уж очень желало сохранения советской действительности, а потому, что проголосовав за Союз, мы получали возможность выхода из состава Грузии в соответствии с действовавшим тогда Законом СССР.

Если мы не отойдем ото лжи, если не будем жить по правде, по закону, мы сами себя загоним, что называется, в могилу. Это страшно, когда мы мысленно рисуем себе картины светлого будущего, а на деле подрываем устои своего собственного государства, когда забываем, что мы независимое, суверенное государство, что наш суверенитет признан рядом стран и мы сами должны решать свои вопросы.

- Но ведь было пусть не у всего населения республики, но у немалой его части много надежд на приход к власти нынешнего президента…

- Человек живет надеждой, поэтому и мы надеялись, если не на прорыв, то на какие-то заметные улучшения с приходом новых президентов и их команд.

Вот и с приходом нынешней власти ждали больших перемен. Потому, что в течение десяти лет нынешние власти, будучи тогда в оппозиции, внушали избирателям, что с их победой на выборах достаточно быстро произойдут такие изменения, которые, в конечном счете, приведут к улучшению жизни населения.

Но этого не случилось, да и не могло случиться. Только в сказках без труда происходят радикальные изменения в лучшую сторону. В реальной же жизни лишь упорным многолетним трудом можно добиться ощутимых успехов.

Восстановление экономики не происходит за один год, на это требуются десятилетия.

Развитие государства подчиняется объективным законам, игнорировать которые чревато последствиями. Этого не следует делать. Заигрывание с избирателями, обещание скорейших изменений в их жизни вызывает у них завышенные ожидания. Не вникая в суть проблем, существующих в стране, люди просто хотят, чтобы руководство страны само решало их. Это, если можно так сказать, атавизм   еще прошлой жизни при советской власти. Власти, при всем желании, не могут обеспечить полностью жизнь людей. Их задача - создать такие условия, при которых человек может работать и зарабатывать себе на достойную жизнь. В этом существенная разница.

Завышенные же ожидания приводят к тому, что народ либо постепенно начинает роптать, требовать выполнения обещаний, которые с легкостью раздавала власть, либо у него возникает апатия, неверие каким бы то ни было властям.

Ситуация, при которой народ и власти живут сами по себе, чревата негативными последствиями. Люди должны верить властям, а власти - ставить реальные, выполнимые задачи и шаг за шагом идти по пути их реализации вместе со своим народом.

- У нас нередко можно слышать пессимистические прогнозы по поводу будущего абхазского языка. Что Вы думаете по поводу сохранения языка и культуры?

- Я считаю, что никакой угрозы исчезновения абхазского языка нет. Это надуманная угроза.

Если проанализировать, что происходит у нас в последние два десятилетия после войны, то можно прийти к выводу, что носителей родного абхазского языка стало гораздо больше.

Посмотрите на выпускников нашего университета, многие из которых очень прилично изъясняются на абхазском языке, при всей его сложности. Посмотрите, сколько молодых людей пришло работать на Абхазское телевидение. Посмотрите, сколько вокруг молодежи, говорящей на абхазском языке. Я по-доброму завидую им.

Я говорю на абхазском языке, но часто отказываюсь от участия в программах Абхазского телевидения, поскольку считаю, что с телеэкрана должна звучать очень грамотная абхазская речь.

Нельзя принижать значение языка. Ребенок начинает впитывать в себя родной язык с рождения и всю жизнь совершенствует его знание.

Я помню, какое потрясающее чувство я испытал, когда впервые услышал выступление Баграта Васильевича Шинкуба на абхазском языке в ткуарчальском Дворце культуры лет пятьдесят тому назад. Это была не просто речь. Это была музыка.

У нас много людей, говорящих, может и не так красиво, как это делал Баграт Васильевич, но четко и грамотно излагающих мысли на абхазском языке, не перескакивая через предложение на русский.

Повторюсь: я не вижу никакой угрозы исчезновению абхазского языка как средства общения. Другое дело - применению его как государственного языка.

Чтобы абхазский язык не на бумаге, а в реальной жизни стал государственным, все делопроизводство должно вестись на нем, все население должно говорить на абхазском. Мне себе трудно представить все это в обозримом будущем.

Мы все хорошо знаем, что сроки введения статей, прописанные в законе о государственном языке, были сорваны, и не по чьей-то прихоти или злой воле. Они априори были невыполнимы. Те, кто их устанавливал, выдавали желаемое за действительность.

Никто не спорит с тем, что абхазский язык нужно изучать, но начинать надо не с взрослого населения, тем более неабхазского, а с абхазских семей.   В семье нужно начинать изучать язык. Дома должны бабушки и дедушки, отцы и матери говорить с детьми на абхазском языке. Известный кавказовед Джордж Хьюитт часто повторяет: «Единственное, что требуется от родителей – это говорить со своими детьми и внуками на абхазском языке с их младенчества».

Абхазский язык сложен для изучения, и если родители не говорят на нем, то обучение детей ему становится очень большой проблемой. Очень важно обучение абхазскому языку в детских дошкольных учреждениях. Причем обучение не должно сводиться к зазубриванию стихов. Я, к примеру, могу выучить наизусть стихотворение на английском языке, но это не будет означать, что я могу говорить на этом языке. Дальнейшего совершенствования требует преподавание абхазского языка в средних школах республики.

Прежде всего, надо сделать так, чтобы абхазскому языку научились сами абхазы.

Что касается русского языка, то он еще очень-очень долго будет фактически выступать в качестве второго государственного языка. Он и в Конституции РА «наряду с абхазским признается языком государственных и других учреждений».

Принимая в 1994 году Конституцию Республики Абхазия, мы понимали, что нереально пользоваться только одним государственным абхазским языком, нельзя отгораживаться ото всего мира. Нам нужны специалисты в разных сферах, их надо готовить, посылать абитуриентов учиться в разные страны. Посмотрите, какие подготовленные в тех же российских вузах молодые кадры возвращаются в республику. Мы ведь гордимся этими ребятами и именно с ними связываем будущее страны.

В условиях глобализации, чем больше языков знают люди, тем лучше.

На разных международных площадках, включая Женевские дискуссии, представители Абхазии ставят вопрос о свободе передвижения граждан Абхазии, и это очень важно. Но чтобы ездить по миру, учиться за рубежом знания абхазского языка, к сожалению, недостаточно, надо знать русский и другие иностранные языки. Знание двух и более языков в Абхазии становится все более обязательным.  

Возвращаясь к закону о государственном языке, отмечу, что административными мерами и с помощью лишь групп по изучению абхазского языка, его не сделаешь подлинно государственным.

- Кстати, а как вы относитесь к идее перевода преподавания всех предметов в школе на абхазский язык?

- Я не сторонник подобных идей. Это пока нереально, мы к такому резкому повороту не готовы. Прежде чем принимать решение о переходе к этой, на первый взгляд, заманчивой идее, надо тщательно взвесить все «за» и «против» и четко просчитать отдаленный результат. Поэтому повторю, что русский язык еще долго будет у нас языком государственных и других учреждений. Эта объективная реальность ни в коем случае не является унижением государственного языка. Никто не мешает постепенно, по мере готовности населения, расширять сферу его применения.

Вообще языковая политика государства – очень чувствительная для населения сфера. У нас в Конституции также записано, что «государство гарантирует всем этническим группам, проживающим в Абхазии, их право на свободное использование языка». Это очень важное положение, соблюдение которого обеспечивает не только права человека, но и межнациональный мир. Наша республика была и останется многонациональной. Вспомните, с каким справедливым возмущением мы говорили о закрытии абхазских школ и переводе обучения на грузинский язык в сороковые годы прошлого века и сами не должны допускать этого. Нельзя подкладывать под фундамент неокрепшего государства бомбу замедленного действия. Понятно, что все должны изучать государственный язык в школах, но они должны иметь право изучать и родной язык.

Я считаю, что нам не откладывая в долгий ящик надо принять закон об образовании в РА и отрегулировать и эти языковые вопросы.  

Что касается закона о государственном языке, то я повторюсь: он практически на 100 процентов не выполняется. А это – нарушение, которое в свою очередь, должно караться законом. В таком случае лучше еще раз вернуться к этому документу, посмотреть, что к чему, и изъять из закона априори невыполнимые вещи.

К примеру, чтобы получить гражданство Абхазии, человек, имеющий вид на жительство, и проживший здесь непрерывно 10 лет, должен сдать экзамен по абхазскому языку. Но мы ведь хорошо знаем, что взрослый человек не сможет выучить его, так кого мы обманываем?  

- Какие еще моменты современной жизни абхазского общества и государства вызывают у Вас наибольшее беспокойство, а что вселяет надежду?

- Извечный спор отцов и детей… Отцы ссылаются на свой жизненный опыт, предлагают детям учиться на чужих ошибках, дети же хотят идти своим путем. У нас - то же самое.

Нередко можно наблюдать такую картину: соберутся несколько человек и начинают осуждать молодежь: и должного уважения к старшим не проявляют, и обычаи не соблюдают, целыми днями сидят в интернете, работать не хотят, а красиво жить хотят и прочее.. Я же считаю, что в большинстве своем у нас хорошая молодежь, которая пытается находить ответы на сложные, острые вопросы, которые ставит перед ними жизнь. Если же им что-то не удается, то в этом, далеко не всегда их вина. Порой молодым людям не хватает образования, порой - дельного совета, попечительства старшего поколения в хорошем смысле этого слова.

Традиционный институт старейшин, к сожалению, во многом утратил свою былую роль. Жизнь идет вперед - появляются новые социальные институты, другие авторитеты.

Наше поколение большую часть своей жизни прожило в прошлом веке, в другой политической и социально-экономической среде. Мы часто на словах говорим о необходимости перемен, а на деле тормозим их, опасаясь радикальных изменений.

Возможно, когда мы уйдем и освободим место молодежи, будет легче проводить изменения и необходимые реформы.

Понятно, у нас в стране много проблем, недостатков, но я все же верю в подрастающую молодежь. Очевидно, что от года к году становится больше инициативных молодых людей и в сфере политики, и в сфере экономики, людей, которые рассчитывают на себя, а не ждут подачек от государства, хотя это не освобождает государство от необходимости создания условий для нормальной жизни своих граждан. Постепенно возрождается культурная и спортивная жизнь…

- Какие современные вызовы наиболее опасны для Абхазии, с какими из них сложнее справиться – с внутренними или с внешними? При решении каких проблем руководство страны оказывается бессильным без активной поддержки общества?

- Конечно же, внутренние. Коррупция - наша главная беда. Если не предпринять должных мер, она проглотит все! Никакие другие мероприятия не помогут. Все остальное будет бесполезно…

- Как Вы думаете, способствуют ли тенденции современного развития Абхазии утверждению более справедливой, безопасной, полноценной жизни граждан?

- Можно долго ругать ту или иную управленческую команду, бесконечно сокрушаться по поводу не выполненных им обещаний, но ни одна власть не справится с проблемами, существующими в государстве, без активной, действенной поддержки общества.

- Где именно и в чем конкретно должна заключаться эта поддержка?

- Власти и общество должны взаимодействовать. Между ними должно быть взаимное доверие и взаимное уважение, так же, как и между отдельными людьми. Если общество не будет доверять власти, то никаких успехов у власти и не будет.

В государстве каждый должен выполнять свои функции, но это в идеале. На деле достичь этого очень сложно, хотя очень многое зависит от вменяемости власти. Когда я говорю о «вменяемости власти», я имею в виду, что люди, которые стремятся во власть, и те, кто уже пришли к власти, должны говорить правду, не кормить общество несбыточными обещаниями, не ставить ради пиара невыполнимые сверхзадачи. Уважение достижимо только в том случае, когда ты честно говоришь со своим народом, не просто фиксируешь проблемы, но ставишь задачи, которые выполнимы, объясняешь, как, каким путем достижимы поставленные цели.

Приведу один пример. У нас неоднократно ставился вопрос о повышении платы за электроэнергию. Мы все понимаем, что сегодня в Абхазии символическая плата за свет, но даже при этом люди считают возможным не платить за него.

Скажите, пожалуйста, в условиях, когда государство должно не дотировать энергетическую отрасль, а наоборот, получать доходы с нее, чтобы дальше выплачивать зарплаты, решать многие проблемы, как это сделать, если люди не платят за электричество. А может быть считают возможным не платить потому, что она стоит так дешево?

Любой товар, в том числе и электроэнергия, имеет свою стоимость и цену и должен оплачиваться. В 2013 году оппозиция ради сиюминутной политической выгоды выступала против повышения цены на электроэнергию. Теперь же, придя к власти, эти люди понимают необходимость такой меры. Но в случае, если действующая власть поставит этот вопрос, она попадет в расставленный ею же в свое время «капкан».

- Означает ли это, что политизация оппозицией социальных и экономических проблем ставит ее, в случае прихода к власти, в тупик, связывает ей руки, не позволяя решать их? Приходит прозрение, а ставить и решать проблемы уже невозможно…

- Конечно же. Я думаю, что и тогда все хорошо понимали, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

- Сравнивая Абхазию с другими странами, образовавшимися после развала Советского Союза, чем мы могли бы по праву гордиться?

- Мы должны постоянно учиться. У нас есть «богатейшая библиотека» – страны, которые уже прошли путь, аналогичный тому, по которому мы идем, и ушли далеко вперед.   У нас есть возможность, изучая их опыт, не совершать аналогичных ошибок. Не надо выдумывать какой -то особый путь развития нашего государства.

Человечество проходит один и тот же путь развития, но в разных частях света, регионах, странах – по-разному. Одним удается быстрее достичь желаемых результатов, другим - медленнее, кому-то - раньше, а кому-то – позже. Надо изучать опыт и тех, и других. Но особенно важно для нас изучать опыт тех стран, которые при схожих с Абхазией географических и климатических условиях, трудовых ресурсах смогли достичь большего. Мы же этим не занимаемся! Мы иногда хватаемся за воплощение в жизнь каких-то несбыточных идей.

В последнее время у нас становится популярной идея собственной криптовалюты. Это опасные заявления, чреватые последствиями. Мы с обычной экономикой не научились обращаться как следует, а тут нам предлагают очередное «чудо». Но на чудеса рассчитывать не следует. Надо рассчитывать на повседневный труд и реальные результаты этого труда. А хвататься в нашем случае за какие-то «чудесные», неапробированные идеи - очень рискованно.

- А у нас можно чему-то поучиться?

- Я как то прочел статью израильского политолога Авраама Шмулевича об Абхазии, в которой он нас очень жестко критикует, но мне особенно запомнился один абзац, где он говорит, что абхазский народ давно должен был исчезнуть, так как большая часть его разбросана по всему миру, но не исчез; что абхазы неоднократно пытались отделиться от Грузии; что они должны были проиграть в развязанной ими же войне, но победили в ней; что   после этого добились признания ряда стран; что имеют свое государство и все еще существуют худо ли, бедно ли.

Есть историческая правда и справедливость. Когда шла война, мы часто с Владиславом Григорьевичем Ардзинба рассуждали о том, откуда у абхазского народа берутся силы сражаться в неравных условиях. Наши люди сражались на своей земле и за свою землю. Мы все хорошо помним, как после неудачного мартовского наступления 1993 года, матери погибших, чьи тела не смогли перевезти в Гудауту, поддержали В. Ардзинба и сказали: «Наши мальчики похоронены на своей, абхазской земле».

Всем было очевидно, что мы сражались во имя защиты своей земли, своих семей, а не из-за каких-то чужих интересов. Это вдохновляло людей, давало им силы противостоять неравному врагу.

Это, как мне кажется, показательный для всех пример.

Когда началась грузино-абхазская война, среди абхазов были и те, кто говорил, что во имя спасения малочисленного абхазского народа надо сдаться грузинам. При чисто арифметическом подходе к противостоящим друг другу силам в войне, мы должны были бы проиграть. Но это была Отечественная война народа Абхазии и мы в ней, несмотря на немалые потери, победили и встали на путь строительства современного Абхазского государства.

Интервью взяла директор информационного агентства «Абхазия-Информ» Манана Гургулия.

http://www.chp-apsny.org/upload/iblock/5d3/Intervyu.pdf

Прочитано 321 раз

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.