Последние новости

августа 26 2019

РАУЛЬ ХАДЖИМБА И АЛХАС КВИЦИНИЯ ВЫШЛИ ВО ВТОРОЙ ТУР ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ

  Сухум. 26 августа 2019. Абхазия-Информ. В Абхазии состоится повторное голосование по выборам президента. Рауль Хаджимба и Алхас Квициния вышли во второй тур президентских выборов.…

Календарь событий

« Август 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Мы в Фейсбуке

АСТАМУР ЛОГУА: НИКТО НЕ ИМЕЕТ ПРАВА ОСТАНОВИТЬ ПРОЦЕСС РЕПАТРИАЦИИ

Интервью Вторник, 05 марта 2019 10:47
Оцените материал
(0 голосов)

 

Созданный в конце 2016 года внебюджетный демографический фонд «Азхара», задумывался как благотворительная организация, существующая за счет частных пожертвований и способствующая улучшению демографической ситуации в республике. Речь шла о том, что абхазские семьи, где рождается третий ребенок, будут получать по 100 тысяч рублей. С января 2017 года начались первые выплаты. Однако частных пожертвований оказалось совсем недостаточно, поэтому на поддержку фонда в 2017 и 2018 годах в республиканском бюджете были предусмотрены по 30 млн рублей.

Бюджет государства формируется за счет налогов, которые платят все его граждане, безотносительно к их национальной принадлежности, а вот средства фонда, львиную долю которых составляют бюджетные субсидии, направляются только на помощь абхазским многодетным семьям. Эта ситуация вызвала немало споров в обществе и в социальных сетях. Не только представители нетитульной нации, но и многие абхазы считают такое решение несправедливым. В 2019 году сумма, выделяемая фонду «Азхара» из республиканского бюджета, увеличена еще на 10 млн рублей и составляет уже 40 млн рублей.

Заместитель председателя парламентского комитета по международным, межпарламентским связям и связям с соотечественниками Астамур Логуа поделился своей точкой зрения по этому и ряду других вопросов.

– Астамур Омарович, на ваш взгляд, правильно ли, что фонд оказывает помощь только абхазским семьям?

– Это, конечно же, неправильно, но учитывая наши сложные демографические обстоятельства, пока это допустимо. Более того, этот проект дал толчок Кабинету министров к принятию новой программы по поддержке молодых и многодетных семей. В бюджете 2019 года на приобретение жилья для этой категории граждан заложено 40 млн рублей. Кто-то скажет, что это не так уж и много, но, тем не менее, это звенья одной цепи. С чего-то нужно начинать.

– У нас немало семей нуждается в жилье. Только в Сухуме в очереди на получение квартир стоят более двух тысяч человек. В то же время, репатриантам и жилье строят, и аренду квартир им оплачивают…

– Мы 25 лет занимаемся репатриантами, и никто не имеет права остановить процесс репатриации. Это мое мнение. Другое дело, насколько эффективно осуществляется этот процесс. Нам следует проанализировать, как именно идет этот процесс все эти годы, какие проблемы возникают, посчитать, сколько денег потрачено, какое количество соотечественников вернулось на историческую родину и многое другое.

В Абхазии, к   сожалению, имеют место случаи противопоставления репатриантов местным жителям, что недопустимо. Я не первый год говорю о том, что, если мы не пересмотрим деятельность самого министерства по репатриации, то возникнет очень серьезная проблема, которую потом сложно будет решить.

По поводу фонда: да, сегодня он существует именно таким образом, но я надеюсь, придет время, когда мы сможем найти иной источник финансирования и станем поддерживать не только абхазские, но и все остальные многодетные семьи. Очень надеюсь, что наши братья и сестры других национальностей отнесутся с пониманием к этому вопросу. При этом мы должны работать над  поиском решения, отвечающего интересам всех граждан республики.

– Безусловно, надо искать новые источники финансирования. Но сегодня, если можно так сказать, это похоже на поиск иголки в стоге сена.

– Иногда решение вопроса лежит на поверхности. Помните, во время обсуждения вопроса о повышении таможенной пошлины на ввозимые в республику табачные изделия я предлагал увеличить сумму с 5 до 10 процентов, но мои коллеги меня не поддержали. А если посчитать, то дополнительные 5% принесли бы 30 млн рублей.

Сегодня бюджет фонда репатриации составляет 132 млн рублей, а должно быть не менее 260 млн рублей. Я считаю, что министерство по репатриации следует назвать министерством по репатриации и демографии, а его бюджет поделить пополам: 130 млн рублей - на репатриантов и 130 млн рублей - на вопросы демографии. Именно эта сумма будет выделяться на поддержку молодых семей и решение демографических проблем государства. Подчеркиваю, государства, а не представителей одной нации. И тогда все будет справедливо.

Но сначала, как я уже говорил выше, нужно проанализировать, насколько эффективно работает сегодня министерство.

– Но 130 млн - это немалые деньги! Предположим, в следующий раз депутаты пойдут вам навстречу и увеличат акцизы до 10%. Где взять оставшиеся 100 млн рублей?

– Надо эти деньги изыскать! Естественно, мы не можем их забрать у образования или здравоохранения. Эти сферы, не говоря уже о сельском хозяйстве, наоборот, надо еще больше дотировать. В любой нормальной стране, когда возникает острая необходимость привлечения дополнительных средств в бюджет, товары не первой необходимости облагаются дополнительным налогом, увеличивается число подакцизных товаров и прочее. В нашем случае я имею в виду увеличение ставки акцизов на алкогольную продукцию, табачные изделия и даже на бензин, хотя с последним мы должны быть осторожны, потому что у нас сложная экономическая ситуация, и мы не можем поднимать цены на ввозимое топливо.

Что касается цен на алкоголь, табачные изделия или на ту же питьевую воду, которую в Абхазию завозят вагонами – то это вполне нормальные решения. Повысить ставку акциза на табачные изделия с 5 до 10%, поверьте мне, это можно было безболезненно сделать. Алкоголь тоже квалифицируется по-разному: есть дорогие и недорогие напитки, есть вина, пиво – очень большой разброс. Поэтому я считаю, что мы эти деньги можем безболезненно найти, и я хочу, чтобы и в парламенте, и в обществе был консенсус по этому поводу.

– Представляете, какой скандал такое решение может вызвать среди импортеров?

– Нужно разъяснить людям, что, если мы это сделаем, то привлечем дополнительные средства именно в демографию, при этом мы «залезем» в карман к бизнесменам не просто для того, чтобы обогатиться. Мы должны открыто и честно сказать им, на что эти деньги будут потрачены. Если просто скажем, что для общегосударственных нужд, то, извините, в это мало кто поверит. А если скажем, что эти средства пойдут на строительство квартир для молодежи или на оказание помощи при рождении ребенка, то люди пойдут нам навстречу.

Ведь некоторая обида на репатриантов часто основана на том, что многим из нас самим жить негде, а им квартиры дают бесплатно. Это очень сложная тема, и если мы не начнем ее решать, то процесс противопоставления будет только усугубляться. Это приведет к очень серьезным проблемам и отразится не только на ситуации внутри Абхазии, но и за ее пределами - на всем абхазском мире за рубежом. А в этом, я уверен, мы менее всего заинтересованы. Когда мы в парламенте говорим о будущем нашей страны, то некоторые решения нужно принимать очень быстро.

– Многие считают, что если помощь в первую очередь оказывалась бы нашим молодым семьям, то и детей рождалось бы больше, и в плане демографии мы не рассчитывали бы исключительно на репатриацию. Приведу пример: у меня есть друзья, живущие в трехкомнатной квартире всемером. Взрослый сын моих друзей говорит: если бы у него была отдельная трёхкомнатная квартира, то он завел бы не только двух, но и трех детей.

– Я прекрасно понимаю, о чем вы говорите. Я сам со своей семьей живу вместе с родителями. И у меня нет возможности не только купить, но даже снять отдельную квартиру. Однако противопоставлять все это процессу репатриации абсолютно не верно.

Сегодня в Абхазии 122 тысячи абхазов. В связи с тем, что многочисленная абхазская диаспора проживает в Турции, а также в Москве, нам нельзя допускать ошибок в работе с ними.

– Тогда еще один вопрос, которым задаются многие: почему многочисленная диаспора не помогает своей исторической Родине? Почему это делают армяне и евреи по всему миру? Определенный процент от своего заработка они перечисляют в специальный фонд своего государства. Разговор о пресловутом «одном долларе», который репатрианты могли бы зачислять в подобный фонд, идёт уже много лет, но воз и ныне там.

– Поймите, современному абхазскому государству всего 25 лет. Не забывайте, что раньше был Советский Союз, Абхазская АССР и понятие Родины для многих наших зарубежных соотечественников было размыто. Ситуация стала меняться с победой в Отечественной войне народа Абхазии 1992 –1993 годов. Некоторые из потомков махаджиров, живущих в Турции, вернулись в Абхазию еще перед войной. Кто-то приехал во время войны и встал на защиту Родины. Но большинство не так давно стало понимать, что у них действительно есть Родина.

Я понимаю, о чем вы говорите: действительно, наши соотечественники вполне могли бы оказывать помощь своей пострадавшей в войне Родине, а здесь получается, что при нашем скудном бюджете нам приходится их принимать и всем обеспечивать. Выделить один доллар под силу любой семье. Эти деньги можно было бы аккумулировать в специальном фонде при том же министерстве по репатриации и на эти средства строить жилье и для репатриантов, и для местных жителей.

Да, я согласен, что методы работы с нашими соотечественниками оставляют желать лучшего, поэтому и говорю о необходимости пересмотра политики деятельности министерства по репатриации. Нам надо сесть вместе с представителями зарубежной абхазской диаспоры и предметно обсудить волнующие всех вопросы, найти эффективные пути их решения. Может быть, они сами скажут: «Обеспечьте сначала местных жителей жильем». Более того, я считаю, что отдельно для репатриантов не стоит строить. Их нужно селить вместе с местными, так они быстрее адаптируются, выучат язык.

Кстати, помощь репатриантам может быть и иной. Приведу один пример: четыре года назад мы приняли репатриантов из Сирии. Среди них мой друг, он хороший парикмахер-барбер, который стрижет бороды Ему выделили квартиру в селе Мачара, он женат на местной девушке, у них растет сын. Недавно мой друг говорит:   «Помоги мне, я плачу за аренду помещения 30 тысяч рублей, а напротив продается помещение за 1,5 млн рублей. Зачем мне платить аренду, я готов вернуть квартиру, которую мне дало министерство, а в обмен пусть мне купят помещение. Я расширю свой бизнес, буду зарабатывать, а потом сам смогу купить себе квартиру». При этом он готов временно снимать квартиру, что обойдется ему дешевле, чем арендовать помещение под парикмахерскую.  

Я привел лишь один пример, а их немало. Поэтому я еще раз возвращаюсь к вопросу об эффективности работы министерства по репатриации. Может быть, не стоит говорить соотечественникам – приезжайте, мы вам выделим жилье, предоставим льготы, работу, обучение, а потом оказывается, что у нас нет таких возможностей. Нужно говорить людям правду о том, что у нас была война, о том, что она нанесла серьезный ущерб Абхазии, но мы можем выделить репатриантам землю, чтобы они сами построили себе жилье.

Еще одно предложение, о котором я не раз разговорил и в парламенте, и с представителями министерства по репатриации, но, к сожалению, мы ни к чему не пришли. Раньше действовала программа, по которой а репатриантам покупали жилье. Было много скандалов, потому что квартиры и дома покупались по завышенным ценам, у своих. Налицо – коррупция. В конечном итоге решили, что надо не покупать жилье, а строить. Но и этот метод не оправдывает себя.

На мой взгляд, лучше первый вариант. Объясню почему: мы не создаем никаких анклавов, люди быстрее интегрируются в наше общество, живя в доме рядом с местными гражданами. Нужно просто исключить коррупционную составляющую.

Как это сделать

Зачастую люди продают жилье не от хорошей жизни. Да, есть случаи, когда сбывают «прихватизированные» квартиры, но чаще люди продают жилье из-за проблем. Посмотрите объявления: кто-то ребенка хочет вылечить, кто-то сам болен, или еще какие-то проблемы. Недавно видел «бегущую строку» с информацией о том, что в Новом районе срочно продается трехкомнатная квартира за 600 тысяч рублей.

Государство может объявить тендер на покупку квартир по определённым ценам. К примеру, однокомнатную квартиру - не дороже 400 тысяч рублей, двухкомнатную – не дороже 600 тысяч рублей, трехкомнатную – не дороже 1 млн рублей. Дома можно приобретать подороже – до 1,5 млн рублей, тут все зависит от размеров. Сегодня на абхазском рынке жилья такие цены. Когда государство заявит, что дороже покупать не будет, мы исключим коррупционную составляющую. Кстати, это может подтолкнуть многих к оформлению жилья, которое они заняли, но до сих пор не оформили.

Эти квартиры в равных долях можно распределять между репатриантами и местными, теми кто действительно нуждается в жилье. 40 млн рублей по новой программе на покупку квартир государством уже выделено, осталось лишь разумно подойти к их использованию.

Беседовала Наталья ШУЛЬГИНА.

Фото Sputnik Абхазия

 

Прочитано 484 раз Последнее изменение Вторник, 05 марта 2019 15:22

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.