Последние новости

декабря 06 2019

АМЦАХАРА: «ВЛАСТЬ ОБЯЗАНА ЗАЩИЩАТЬ СВОИХ ГРАЖДАН»

Сухум. 6 декабря 2019. Абхазия-Информ. Общественно-политической и криминогенной ситуации в стране посвящалось заседание президиума политической партии «Амцахара», состоявшееся в пятницу 6 декабря. Руководители региональных отделений…

Календарь событий

« Декабрь 2019 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

КАМО МЕЛКУМОВ: В АБХАЗИИ ЛЕСНЫЕ МАССИВЫ ЗАЩИТНОГО ХАРАКТЕРА, И У НАС РАЗРЕШЕНА ТОЛЬКО ВЫБОРОЧНАЯ ВЫРУБКА ДЕРЕВЬЕВ

Интервью Четверг, 24 октября 2019 16:16
Оцените материал
(0 голосов)

О том, как обстоят дела в лесной отрасли республики, чем занимаются Государственное управление лесного хозяйства и АбНИЛОС, как осуществляется программа по лесовосстановлению рассказал в интервью «Абхазия-Информ» замначальника управления ,главный лесничий Абхазии Камо Мелкумов.

Камо Cергеевич, чем сегодня занимается Госуправление лесного хозяйства, какие подразделения входят в его структуру?

– В управление входит семь лесхозов, по числу районов республики, два заповедника (Псху-Гумистинский и Пицунда-Мюссерский), а также Абхазская научно-исследовательская лесная опытная станция АбНИЛОС.

Что касается нашей работы, то мы совместно со структурными подразделениями занимаемся планированием, учетом, охраной, заготовкой, переработкой, восстановлением и изучением леса. У нас есть документация, где расписан весь лесной фонд. Территории лесхозов разделяются на лесничества, те, в свою очередь.  делятся на кварталы, а затем уже на выделы.

В советское время в республику раз в 10 лет приезжала группа специалистов Закавказского лесоустроительного предприятия Всесоюзного объединения «Леспроект», которая составляла большой блок документации по работе на 10 лет. У нас до сих пор сохранились основные книги, в которых указано все, начиная от возраста деревьев, породного состава, запасов древесной массы и пр. На очередные 10 лет расписывалось поквартально, что нужно делать и в каком выделе, планировались объемы и виды рубки, уход за молодыми насаждениями.

Последняя такая работа была проведена в 1984 году, после развала СССР лесоустройство в Абхазии не проводилось.

В 1994-1995 годах Кабинет Министров РА утвердил компромиссный вариант: за основу берутся старые данные, и мы совместно с экологами обследуем, а затем вносим в данные коррективы по состоянию в случае стихийных явлений в лесах (схода лавин, ветровалов). Кроме того, закладывается возрастная корреляция изменения запасов - делаются поправки на естественный прирост и отпад.

Сегодня лесами в Абхазии занято 527 тысяч гектаров, из них 429 тыс. га – Гослесфонд - подконтрольно нашему управлению (кроме Рицинского нацпарка, подчиняющегося напрямую Кабинету Министров РА) и 98 тыс. га – леса на землях населенных пунктов (бывшие колхозно-совхозные леса).

– Влияет ли как-то естественное   старение леса на объем лесопосадок? Что у нас делается в плане восстановления леса на местах его вырубки?

– В любом лесном сообществе, как и миллионы лет назад, происходит старение деревьев. Они падают, разрушаются, превращаются в перегной, на их месте вырастают другие деревья. Хочу отметить, что практически все наши леса относятся к первой группе (защитные леса), в них не планируется масштабная заготовка леса, как это делается в России, где преобладают леса второй и третьей групп (преимущественно эксплуатационные и резервные). Лесов второй группы в Абхазии всего 2% в Галской низменности.

В России, когда возраст леса доходит до нужной технической спелости, выделяются делянки размером, к примеру, километр на километр, где весь древостой вырубают. Потом специальная техника выкорчевывает пни, подготавливает почву, высаживает саженцы, и так происходит обновление. Это позволительно для второй и третьей группы лесов.

В Абхазии лесные массивы защитного характера, и у нас разрешена только выборочная вырубка деревьев, проще говоря, расстояние между назначаемыми в рубку деревьями не должно быть меньше длины ствола дерева. Таким образом, используется около 10% запаса на отведенной под вырубку территории.

Еще в прошлом веке исследования ученых подтвердили тот факт, что в наших горных лесах применять лесопосадочную технику невозможно, достаточно использовать благоприятный климат и создавать условия для возобновления леса в местах вырубок (исключить выпас скота, повторный заход техники). При вырубке деревьев вывозятся только стволы, а обрубленные ветки и листва превращаются в перегной. На освобождающемся месте благодаря поступлению солнечного света и влаги есть возможность молодому поколению (самосев с окружающих деревьев) занять эту нишу, тем самым возобновить ресурс.

Но у нас постоянно говорят и пишут о бесконтрольной вырубке лесов и о том, что это вредит экологии…

– Всегда можно к чему-то придраться. В 60-70 годы, когда был жесткий контроль со стороны разных структур, в Абхазии велась заготовка древесины от 400 до 600 тысяч кубов в год. Возможно, что последствия таких больших объемов рубки имели место. В конце 70-х годов прошлого века общественность начала выражать недовольство активной вырубкой   лесов, по этой причине промышленные рубки в Абхазии с конца 70-х годов были запрещены, остались санитарные рубки в пределах 70 тыс. куб. м. в год. После 1994 года начали с заготовки 3-4 тысяч кубометров древесины в год, полагая постепенно достичь предела в 70 тысяч.

На рубеже 2000-х годов разгорелись дебаты – какие объемы вырубки брать за основу. Созданная по распоряжению президента специальная комиссия взяла на себя анализ мнений всех сторон – и лесного хозяйства, и экологов, и экономистов, и ученых лесоводов, и общественности. Приглашали даже специалистов из России, из Института леса. В итоге цифру в 50 тысяч кубометров выборочной рубки в год признали оптимальной и безопасной.      Только в 2000 году один раз удалось приблизиться к этой цифре и заготовить 42 тысячи кубометров, а потом, хотя постоянно планировалось около 50 тысяч кубометров, процесс пошел на спад. Последние 10 лет больше 15-17 тысяч кубометров леса в год не заготавливается.

А почему так? Наш лес не востребован или нет условий для рубки?

– Здесь много факторов, в первую очередь, экономических. Как я уже отмечал выше, в начале 2000-х годов мы практически выполняли плановые показатели, но из-за кризиса в Европе возникли проблемы на рынке древесины. Отмечу, что заготовленный лес нужно вывозить вовремя, потому что под воздействием солнца и дождей он начинает портиться, трескаться, в нем заводится грибок. То есть, от   момента рубки до обработки (изготовления продукции) срок годности ограничен. Не успели – такой лес никто не купит! То есть, рынок – это один из основных факторов, на который нужно ориентироваться. Россия не импортирует круглый лес из Абхазии, вероятно, чтобы не создавать конкуренцию своим производителям. Много лет Турция была единственным направлением экспорта нашего бука, причем не всегда стабильным. Сейчас, с увеличением числа стран, признавших Абхазию, есть надежда на расширение географии отправок, что позволит полнее использовать ежегодно устанавливаемую Кабинетом Министров РА квоту на экспорт круглого леса (около 14 тыс. кубометров бука и 500 кубометров пихты), которая в последние годы осваивается лишь на 50-70 %.

При составлении индикативного плана мы закладываем данные по рубке - около 30 тысяч кубометров, но по факту заготавливается все меньше и меньше. В этом году планировали 24,5 тысяч кубов делового леса, но, как видно, заготовим не более 15-16 тысяч кубов.

Кроме фактора рынка спроса есть ещё проблема недостаточного технического оснащения спецтехникой, поиска, приобретения и привоза из-за пределов республики запчастей и комплектующих. Нужны серьезные капвложения для строительства новых лесовозных и лесохозяйственных дорог, причем часто в условиях скальных грунтов, где без взрывных работ и самоходных буровых машин не обойтись.

Погодный фактор также доставляет много помех, так как в горах дожди идут чаще и обильней, чем на побережье. Надо ждать, когда грунт подсохнет, и техника сможет передвигаться.

– Какие ценные породы деревьев растут в Абхазии и что мы экспортируем?

Ценные породы – это тис, каштан, самшит, дуб, липа, но они растут не большими массивами, а в смеси с другими породами, иной раз вообще поштучно. Ценные породы у нас заготовке, а следовательно и экспорту, не подлежат.   Экспортируется бук, иногда немного пихты, которая используется как строевой лес. Бук используется в мебельном производстве: из него делают разные заготовки для мебели, шпон и паркет.

– Вы говорили, что лес в Абхазии сам восстанавливается на местах вырубок. Но несколько лет назад была принята программа по лесовосстановлению, и на нее даже планировалось какое-то финансирование…

– В советские годы лесному хозяйству на посадки ежегодно выделяли большие суммы, например на рубеже 80-х более миллиона рублей. Некоторая часть из этой суммы шла на посадки открытых лесных участков, большая часть шла на посадки быстрорастущими породами эродированных земель на склонах вокруг сел, после многолетнего сельхозпользования (несколько сот гектаров).

В настоящее время ежегодно из бюджета выделяется 2 миллиона рублей на лесовосстановление. Много это или мало, можно понять, сравнив хотя бы стоимость бензина в те годы и сейчас. Сейчас для посадки 1 га леса необходимо затратить   150 – 250 тыс. рублей, в зависимости от расстояния, почвы, степени присутствия сорняков и кустарника. Кроме этого, надо проводить уходы в посадках прошлых лет до достижения ими определенной высоты. Также следует выполнять работы по содействию естественному возобновлению леса (огораживание). Каждый из этих видов работ должен быть выполнен строго в определенном сезонном промежутке, но финансирование не всегда укладывается в запланированные сроки. Приходится что-то переносить на следующий год, чтобы сохранить в жизнеспособном состоянии ранее посаженное.

– Но по этой программе вполне можно было бы те же ценные породы деревьев высаживать... Тис, самшит, каштан… У нас в двуречье каштаны болеют, могут вообще пропасть…

С каштанами ситуация в последние 100 лет плохая во всем мире. Первые потери были в Америке и Европе, где под каштаном были заняты большие территории, и хотя в его защиту вкладывают миллионы евро и долларов, так и не найден эффективный метод борьбы с болезнями и вредителями. Каштан без вмешательства человека, без изыскания способа его спасения постепенно исчезнет.

– То есть, мы можем вообще потерять каштаны?

Это вполне возможно. Просто мы изолированы с одной стороны морем, а с другой – горами, и поэтому оказались в хвосте «пострадавших». Его теряют развитые страны, так что уж говорить о таких небогатых государствах, как Абхазия. Сегодня Франция и Турция начали вводить взамен потерянных каштанников посадки гибридных форм – смесь с японской формой, но нам это пока не под силу.

Сейчас в лесах делаем посадки на сравнительно небольших площадях саженцев каштана, выращенных во временном питомнике, созданном на своей территории Ткуарчалским лесхозом вперемешку с саженцами клена, выращенными в АбНИЛОСе. В смешанных по составу древостоях каштан не гарантирован, но менее подвержен заболеванию.

– А чем сегодня занимается АбНИЛОС?

Абхазская научно-исследовательская станция создавалась в период, когда в СССР развилась тенденция масштабных природных проектов и была ориентирована на изучение и выращивание перспективных для Абхазии древесных пород, чтобы потом рекомендовать   их к высадке в наших лесах. На территории станции были заложены участки с несколькими десятками завезенных из разных стран пород деревьев, за их ростом проводили наблюдения, делались выводы, приживутся ли они в Абхазии, насколько целесообразно введение таких культур. Высаживались деревья и на опытных участках в Гагрской зоне и вдоль Рицинской дороги, где они хорошо развились.

Но, со временем, предпочтение было отдано идее сохранения и изучения уникальности наших лесов и исключения предпосылок для возможного вытеснения аборигенных пород завезенными. Сейчас научные сотрудники АбНИЛОСа занимаются исследовательской деятельностью, обмениваются данными с научными учреждениями других стран, совместно с зарубежными учеными ездят по нашим лесам и проводят их мониторинг.

– Многие деревья в городах и районах Абхазии состарились… Те же кипарисы, сосны, пихты, эвкалипты… Может быть стоило заняться выращиванием таких пород?

– В послевоенный период АбНИЛОС раздал для озеленения республики много различного посадочного материала, как выросшего самосевом под уже взрослыми экспериментальными древостоями, так и выращенными декоративными видами. Но сейчас в Абхазии появились фирмы, специализирующиеся на завозе декоративных древесных, кустарниковых и травянистых растений.

– Но говорят, что эти фирмы практически не проверяются, и они могут завезти в республику на растениях и саженцах разных вредителей и болезни, как это произошло в Сочи, во время Олимпиады

-- Действительно, китайский самшит из Италии в Сочи при подготовке к Олимпиаде завезли большой партией, время поджимало и растения плохо проверили.

Что касается болезней и вредителей, попадающих на нашу территорию, я не думаю, что это происходит именно по вине этих фирм. Насекомые-вредители и сами мигрируют. А эти фирмы завозят ограниченное количество растений и фитосанитарный контроль на границе не пропустит заражённые экземпляры.

– А как у вас обстоят дела с кадрами? Старшее поколение постепенно уходит на пенсию, многие отрасли сегодня остаются без специалистов…

Чтобы работать лесником или егерем не нужно специального образования, но если есть желание карьерного роста, то, конечно же, нужно идти в учебное заведение лесного профиля.

После войны было сложно отправлять детей учиться в Россию, а необходимость в специалистах была. Поэтому была создана в АГУ кафедра лесного хозяйства и ботаники,   возглавил её профессор Сергей Михайлович Бебия. Кафедра выпустила три потока, потом несколько лет был перерыв, сейчас набор и обучение студентов возобновились. В общей сложности было подготовлено чуть более 20 специалистов. И, если в первом потоке обучались, в основном, дети работников лесного хозяйства, так как мы думали о преемственности поколений, то в следующих потоках уже преобладали дети из семей, не связанных с лесом.

Но пришли на работу в лесную отрасль не все. И не все пришедшие остались. Это тяжелый труд, зачастую нужно подолгу находиться в лесу, после работы ночевать в балагане или вагончике без удобств, «кормить» комаров, питаться по-походному. При этом такие зарплаты можно получать на других работах в городе, рядом с домом, семьей.

– Романтика уже не привлекает? Скажите, а почему Управление перестало заготавливать к новогодним праздникам елки?

– Ежегодно правительством издавалось постановление, которым поручалось Управлению лесного хозяйства обеспечить елками школьные, дошкольные учреждения и администрации районов для проведения новогодних праздников. Мы заранее выбирали по учетным книгам, а затем согласовывали с экологами участки, где есть достаточное для возобновления количество молодняка пихты и может подойти транспорт. Сначала вывозили на лесовозах, потом удалились от дорог и пришлось на лошадях доставлять елки к машинам. В завершение, несколько лет заготовку елок пришлось делать в такой отдаленности от дорог, что вывозили вертолетом.  

Лесхозы более 15 лет занимались их заготовкой до тех пор, пока это было возможно, как в плане доступности, так и лесоводственной нормы. Кстати, мы брали не ель, а пихту, потому что она дольше сохраняется. При этом не рубили все подряд, а прореживали там, где подрост был очень густым.   Но если мы все делали добросовестно, то «черные лесорубы» выбирали самые ровные и красивые деревца, а иногда и верхушки уже больших деревьев и срубали их. У нас, несмотря на ежегодные предновогодние дежурства лесной охраны, не хватало сил и людей этому противостоять. Поэтому было принято решение больше не заготавливать хвойные деревья к Новому году, тем более, что экономическая ситуация в стране изменилась. Люди стали жить лучше, покупать как искусственные елки, так и натуральные, завозимые на продажу из российских питомников. Администрациям населенных пунктов, школ и детских садов было рекомендовано впредь приобретать искусственные елки.

– Сегодня все перешли на электрическое отопление, но, тем не менее, кое-где еще осталась традиция использования печек и каминов. Дрова у нас можно рубить или для этого нужно специальное разрешение?

Лесхозы по-прежнему обеспечивают дровами по обращениям районных администраций школы, детские сады, семьи погибших.

В соответствии с установленным порядком, лесхозы могут отпускать населению самовывозом дровяную древесину с лесосек. Однако, ввиду их большой отдаленности, немногие обращаются в лесхоз. Самостоятельная заготовка гражданами на территории Гослесфонда древесины по закону запрещена. Однако, насколько мне известно, в лесах на землях населенных пунктов (бывшие колхозно-совхозные леса) можно самостоятельно заготовить и вывезти дрова, предварительно оплатив их стоимость в местных администрациях и уточнив местонахождение разрешенного участка рубки.

-- Подводя итоги нашей беседы, как вы оцениваете в целом нынешнее состояние лесной отрасли?

В системе лесного хозяйства работает более 300 человек, из них получают зарплату из госбюджета сотрудники гослесной охраны в лесхозах – 67 человек и персонал двух заповедников и АбНИЛОСа - 51 человек. Остальные работники получают зарплату в рамках хозрасчета, поскольку все лесхозы республики – это унитарные предприятия, находящиеся на хозрасчете. То есть, если лес не заготовили, не реализовали – зарплаты у работников не будет, как следствие - они уйдут искать стабильности в других сферах.

Кстати, в сезон заготовок лесхозы остро нуждаются в опытных лесорубах (валка леса), бульдозеристах (устройство и ремонт лесовозных дорог), крановщиках (погрузка древесины на лесосеке), что сказывается на обеспечении непрерывности процесса заготовки и выполнении плановых показателей.

В конце 90-х годов лесная отрасль Абхазии была одной из бюджетоформирующих. Но в последнее десятилетие темпы развития снизились, лесное хозяйство сегодня не в числе лидирующих сфер. И такая картина не только к Абхазии. Появилась масса более комфортных и интересных для молодежи, в том числе и в финансовом плане, профессий. Поэтому пока отрасль в основном держится на старых кадрах, которые уверены, что ситуация улучшится, прилагают для этого свои силы и опыт и стараются на своем примере привлечь в лесное хозяйство молодежь.

Прочитано 579 раз Последнее изменение Четверг, 24 октября 2019 16:30

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.