Календарь событий

« Февраль 2016 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29            

Мы в Фейсбуке

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УПОЛНОМОЧЕННОГО ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РЕСПУБЛИКЕ АБХАЗИЯ ЗА 2018-2019 ГГ.

Точка зрения Понедельник, 29 июня 2020 17:06
Оцените материал
(0 голосов)

Выступление Уполномоченного по правам человека в Абхазии Асиды Шакрыл на заседании сессии Парламента (Сухум, 29 июня 2020 г.)

Уважаемые депутаты Парламента!

Разрешите представить вам доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия. Данный доклад является первым публичным документом подобного рода, подготовленным внутри Абхазии.

Деятельность по обеспечению прав человека в Абхазии осуществляется в непростых внешних и внутренних условиях. Следует отметить, что в соответствии с Конституцией, принятой еще в 1994 г., Абхазия гарантирует права и свободы человека, закрепленные во Всеобщей Декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и других общепризнанных международно-правовых актах. Тот факт, что действующая Конституция страны вобрала в себя межударные нормы прав человека свидетельствует о том, что Республика Абхазия позиционирует себя как демократическое государство, ставящее во главу угла обеспечение гарантий защиты прав и свобод человека.

Вместе с тем, практическая реализация положений Конституции Абхазии сталкивается с определенными проблемами, вызванными особенностями развития республики после распада СССР.

Колоссальный ущерб Абхазии нанесла грузино-абхазская война. К сожалению, международное сообщество не стало разбираться в причинах грузино-абхазского конфликта и в обстоятельствах начала войны. Поскольку Грузия к тому времени уже была членом ООН и других международных организаций, соответствующие структуры и комиссии, опираясь на позицию своего члена (Грузии), пренебрегли правами абхазского народа, в том числе и основополагающим правом на национальное самоопределение. В результате, никто не осудил Грузию за развязывание войны, приведшей к многочисленным военным преступлениям и массовым нарушениям прав человека.

Международное сообщество проявило недопустимую избирательность в отношении нарушений прав человека, имевших место во время и после окончания грузино-абхазской войны, все внимание сосредоточив на одной категории пострадавших, а именно, на правах грузинских беженцев из Абхазии и лиц грузинской национальности, вернувшихся в 1993 году в Галский район.  При этом, ни в период военных действий, ни во время действия санкций СНГ нарушения прав населения Абхазии, за редким исключением, не попадали в фокус внимания международного сообщества. Эта недопустимая избирательность имела и серьезные побочные негативные последствия. К сожалению, для жителей Абхазии международные правозащитные институты долгое время воспринимались лишь как инструмент политического давления на Абхазию.

После августа 2008 г., в частности, после признания Россией государственной независимости Абхазии, международные подходы к Абхазии, в том числе в вопросах обеспечения прав человека, стали более жесткими. Эти подходы обусловлены дискриминационными законами (в том числе законом «Об оккупированных территориях»), принятыми Грузией в отношении Абхазии, и мерами грузинской стороны по недопущению не только торгово-экономических, финансовых, транспортных, культурных и иных связей Абхазии с большинством государств мира, но и с политически мотивированным ограничением прав граждан Абхазии на свободу передвижения и другие права, связанные с необходимостью использовать право на свободу передвижения. Ежегодно принимаются резолюции Генассамблеи ООН, ПАСЕ, НАТО и других международных организаций, в которых ситуация с правами человека в Абхазии описывается со слов грузинских официальных властей. В итоге, почти все международные доклады и резолюции относительно ситуации с правами человека в Абхазии носят однобокий, крайне тенденциозный, политизированный характер, представляют искаженную картину.

Неготовность международных институтов напрямую работать с абхазскими государственными структурами негативно сказывается на эффективности внедрения в Абхазии лучших международных практик обеспечения прав человека.

Двойные стандарты в отношении Абхазии со стороны международного сообщества вызывают в абхазском обществе ответную реакцию в виде достаточно противоречивого отношения к идеологии прав человека, которая воспринимается как «западное явление», при том, что менталитет нашего народа, ценности и нормы, лежащие в основе абхазской культуры, базируются на уважении человеческого достоинства, которое является краеугольным камнем и концепции прав человека.

Да, Абхазии приходится развиваться в отсутствии прямого взаимодействия с международными организациями, в отрыве от международной системы поощрения и защиты прав человека, тем не менее, мы должны преодолевать эти серьезные препятствия, чтобы строить и развивать эффективный национальный правозащитный механизм, необходимый для обеспечения защиты прав человека в Абхазии.

Учитывая, что это первый отчет нового, независимого института Уполномоченного по правам человека в Республике Абхазия, разрешите остановиться на истории его становления.

На протяжении почти двух десятилетий под разными названиями государственный правозащитный орган действовал в структуре исполнительной власти – при Президенте Республики Абхазия.

В 1997 году это была Комиссия по правам человека при Президенте, которая в том же году была переименована в Национальную комиссию по правам человека, которую возглавлял Вахтанг Хагба. В 2007 году в структуре Администрации Президента появилась новая должность – Уполномоченный по правам человека при Президенте Республики Абхазия, который существовал до 2016 года. Все эти годы в должности Уполномоченного был Георгий Отырба, который провел большую работу по принятию Закона «Об Уполномоченном по правам человека». Существенный вклад в доработку законопроекта внесли также эксперты Центра Гуманитарных Программ, подготовившие замечания, часть из которых была учтена.

В феврале 2016 г. был принят Закон «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Абхазия». В соответствии с ним и был создан новый независимый от органов государственной власти институт, имеющий значимые инструменты защиты прав человека.

Следует отметить, что становлению действительно независимого института Уполномоченного способствовала деятельность правозащитников из числа гражданского общества и депутатов Народного Собрания - Парламента РА. Известный юрист, бывший депутат Парламента РА Зураб Ачба, защищавший права граждан будучи депутатом, а затем работая в комиссии по правам человека при Миссии ООН, ратовал за создание независимого института омбудсмена. Большую работу по обеспечению соблюдения прав человека проводили бывшие депутаты Нателла Акаба, Батал Кобахия и Эмма Гамисония, возглавлявшие в разное время комиссию по правам человека в Парламенте РА. Наконец, работающие механизмы защиты прав человека были фактически созданы неправительственными организациями и активистами гражданского общества. Так, общественные приемные по правам человека на протяжении многих лет функционировали при таких организациях, как Фонд «Гражданская инициатива и Человек будущего», "Центр Гуманитарных Программ", "Нужная газета", "Ассоциация женщин Абхазии", Ассоциация "Инва-Содействие".

В 2016 году на должность Уполномоченного по правам человека был избран Дмитрий Маршан, который на протяжении восьми месяцев осуществлял свою деятельность в отсутствие рабочего помещения, постоянных сотрудников и финансирования. 28 июля 2017 г. Д.З. Маршан направил в Парламент заявление о сложении полномочий. Уполномоченный заявил, что к такому решению его подтолкнули декларативное отношение государственной власти к развитию института Уполномоченного по правам человека и несогласие с «политикой, которую проводит руководство нашей страны в целом и которая затрагивает все сферы жизнедеятельности наших граждан» .

Действующий аппарат Уполномоченного из-за тех же финансовых проблем полноценно начал свою деятельность в ноябре 2018 года. Поэтому мы представляем вам доклад о деятельности Уполномоченного за 2018 -2019 год.

Для обеспечения и защиты прав человека требуется как совершенствование законодательства, так и понимание чиновниками государственных органов  необходимости ответственного исполнения норм, обеспечивающих права человека.

Недавнее появление института накладывает определенный отпечаток на взаимодействие Уполномоченного с органами власти, поэтому в докладе подробно рассматриваются как негативная, так и позитивная практика взаимодействия.

Роль института Уполномоченного по правам человека все еще неоднозначно воспринимаются представителями органов публичной власти.

Несмотря на статус и широкие возможности по запросу информации у Уполномоченного по правам человека, отдельные руководители государственных органов не считаются с нормами Закона, обязывающими их предоставлять ответ на запросы. Некоторые государственные органы могут месяцами игнорировать неоднократные запросы либо отвечать на них не по существу. Например, Комиссия по защите имущественных прав при Президенте Республики Абхазия более полутора месяцев не реагировала на запросы Уполномоченного, и только после многочисленных звонков и личного посещения удалось добиться ответа.

Государственные служащие зачастую отказываются предоставлять в ответ на устные запросы Уполномоченного и сотрудников аппарата даже ту информацию, которая должна быть вывешена на сайте ведомства (положение об органе власти, приказы и др.), и просят направить письменный запрос. Мы считаем необходимым призвать все структуры власти, включая и законодательную ветвь власть, обеспечить доступ к информации, в том числе и путем её размещения   на своих сайтах. Все документы, регламентирующие деятельность ведомств или же регламентирующие взаимодействие человека с государством, должны быть в открытом доступе. Иначе бюрократическая волокита в определенных случаях увеличивает сроки реагирования на жалобы и затрудняет предоставление помощи.

Надо отметить, что государственные органы, применяя свои локальные акты, как правило, не учитывают положений Закона «Об Уполномоченном», обладающих большей юридической силой в сравнении с внутренними распоряжениями и приказами.

Следует отметить, что наиболее закрытой для взаимодействия оказалась Служба государственной безопасности Республики Абхазия. С сожалением констатируем имевшее место отсутствие взаимопонимания с руководством СГБ РА, в основе позиции которого явно прослеживаются устаревшие и опасные стереотипы в отношении прав человека. За весь период деятельности, начиная с 2018 года, Уполномоченный и руководитель ее аппарата неоднократно направляли в СГБ запросы о предоставлении информации, которые так и остались без соответствующего реагирования.

Незаконные действия председателя СГБ, явно свидетельствующие о воспрепятствовании реализации полномочий Уполномоченного по правам человека, послужили основанием для обращения в Военный суд РА. Данное исковое заявление было принято к производству судом и по нему было возбуждено административное дело. Однако в нарушение законодательства административное дело не рассмотрено по настоящее время.

Органы прокуратуры также нельзя отнести к числу правоохранительных структур, стремящихся к налаживанию эффективного взаимодействия с Уполномоченным. Отдельные ответы Генеральной прокуратуры Республики Абхазия говорят о поверхностном подходе к проблеме нарушения прав человека.

Мы с сожалением констатируем, что по вопросам соблюдения и защиты прав человека нет должного реагирования со стороны Генеральной прокуратуры.

Надо отметить, что не все должностные лица знакомы с законами РА, даже с законодательством, которое регламентирует их деятельность. С такими проблемами мы столкнулись в Гулрипшском РОВД, в УВД по г. Сухум, в Гудаутском РОВД. Чиновники МВД не знают не только положения закона об Уполномоченном по правам человека, но и положения Закона РА «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которые закрепляют право Уполномоченного в целях осуществления контроля, в пределах своей компетенции без специального разрешения посещать следственные места содержания под стражей. Более того, начальник Гулрыпшского РОВД Б.М. Бигвава заявил, что не обязан знать и руководствоваться в своей деятельности ни положениями Закона об Уполномоченном, ни международными стандартами, поскольку они не распространяются на него, так как Республика Абхазия - непризнанное государство. В таких случаях рекомендуем не пренебрегать Конституцией РА, и желательно знать ее.

Большое значение придаем взаимодействию с Конституционным судом. Также как и институт Уполномоченного, данный судебный орган был учрежден недавно и призван внести существенный вклад в укрепление верховенства права и реализацию обязательств органов власти в области прав человека. С Конституционным судом РА сложилась позитивная практика взаимодействия, которая дала важные результаты, в частности, в вопросе защиты трудовых прав граждан.

Немного о статистических данных о деятельности офиса Уполномоченного

За 2018-2019 год, а точнее за 1 год и 9 месяцев работы в аппарат Уполномоченного обратились 152 гражданина, которых сотрудники Аппарата Уполномоченного приняли в общей сложности около 400 раз. За указанный период по грубым нарушениям прав человека государственными органами было сделано 14 заявлений в средствах массовой информации, а также в открытых письмах на имя руководителей и глав ведомств.

По видам обращений

Самое большое количество обращений относятся к гражданским правам - 61 обращение - из них самое большое количество обращений относятся к праву на получение документов, удостоверяющих личность – 18 человек, 16 человек обратились с нарушением права на справедливое и публичное судебное разбирательство и 11 человек с нарушением права на гражданство.

С нарушениями социальных прав обратилось 39 человек, из них самый большой процент по жилищным вопросам - 20 человек, с нарушением права на здравоохранение – 5 человек и права на получение пенсии – 4 человека.

С нарушениями личных прав обратилось 36 человек. Из них 15 дел, связаны с правом на свободу от пыток. Почти десять процентов, довольно высокий процент. 9 человек – с нарушением свободы передвижения, с нарушением права на эффективные средства правовой защиты – 7 человек, с нарушением права на свободу от унижающего достоинство обращения - 5 человек.

Говоря о нарушениях личных прав и свобод, считаю важным начать с фактов применения пыток в правоохранительных органах. С сожалением констатируем, исходя из обращений в Аппарат Уполномоченного и появляющихся в СМИ и социальных медиа сообщениях о том, что в отношении лиц, содержащихся в местах содержания под стражей и отбывания лишения свободы представители органов внутренних дел применяли пытки и подвергали их жестокому и унижающему человеческое достоинство обращению.

Пытки происходили как в ИВС, СИЗО, так и в кабинетах министерства внутренних дел. Всем известен случай смерти гражданина Тарба. Как известно к нему применялись жестокие пытки, от которых он скончался. Другие случаи, описанные в докладе, касаются лиц, оставшихся пожизненными инвалидами в результате нанесенных сотрудниками травм.

Мы считаем, что необходимо принять действенные законодательные меры для включения понятия «пытка» в качестве самостоятельного состава преступления в Уголовный кодекс РА, с указанием широкого определения «пытки» в соответствии с международными нормами и стандартами.

Приводя в качестве примера смерть А.В. Тарба, считаю важным сказать о своем сожалении по поводу несостоявшихся парламентских слушаний, связанных с пытками.

На предварительных встречах с депутатами Парламента было сообщено о фактах применения пыток в отношении незаконно задержанных лиц и грубого нарушения прав задержанных со стороны сотрудников МВД. К сожалению, запрос Уполномоченного о проведении парламентских слушаний не был удовлетворен, несмотря на то что общественность, возмущенная фактом гибели гражданина Тарба А.В. в одном из служебных кабинетов административного здания МВД ожидала публичного расследования и оценки случившегося.

Лица, совершающие подобные преступные деяния, санкционирующие их, не могут и не должны избежать уголовной ответственности.

Мы надеемся, что дело Тарба будет примером того, как лица, которые поощряют, санкционируют, совершают такие действия или проявляют к ним терпимость, понесут суровое наказание, включая должностных лиц, в ведении которых находятся эти учреждения.

Никакое государство не может разрешать или терпимо относиться к пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и наказания.

Вызывает беспокойство имеющаяся в аппарате Уполномоченного информация о многочисленных фактах нарушения процессуального законодательства РА. Речь идет о фактах задержания людей с нарушением предусмотренной законом процедуры задержания, отсутствия протоколов задержания, недопуска адвокатов к задержанным в первые часы их задержания и, соответственно, проведение допросов без адвокатов, а также имеющиеся факты непредоставления адвокатам информации о месте содержания подзащитного. Кроме того, из-за того, что адвокаты не имеют беспрепятственного доступа к своим подзащитным, в случаях применения насилия они лишены возможности принять меры по своевременному проведению освидетельствования подзащитных.

Граждане задерживаются без протоколов задержания и тайно удерживаются в служебных кабинетах органов внутренних дел, в том числе Министерства внутренних дел Республики Абхазия.

Хочу обратить внимание на устоявшуюся практику, когда лицо задерживается за административное правонарушение и подвергается судом административному аресту, но при этом задержанного допрашивают по уголовному делу, как и было с гражданином Тарба. Ко времени задержания Г. Адлейба, Т. Кутелия, Н. Папава, А. Тарба, обвиняемых в похищении О. Мерцхулава, отсутствовали какие-либо записи в учетных документах УВД по городу Сухум.

Или же случай, когда гражданина удерживали в служебном кабинете сотрудника УВД по городу Сухум в течение пяти дней без составления протокола задержания и предъявления обвинения, в то время, как родственники искали его повсюду и не могли найти его. Только после наших обращений в Прокуратуру города Сухум, следственное управление МВД РА, пресс-службу МВД РА удалось установить его место нахождение. А что говорить о возможностях рядовых граждан.

Начальник уголовного розыска УВД по городу Сухум А.В. Нармания сообщил нам, что считает допустимым подобное задержание подозреваемых в целях эффективного дознания и раскрытия преступления.

Распространённость случаев незаконного задержания и удерживания граждан сотрудниками милиции говорит о системном характере проблемы, а также об отсутствии борьбы с такими должностными преступлениями.

В связи с фактами незаконного задержания и удерживания людей в органах внутренних дел, обращаемся к высшим должностным лицам Республики Абхазия, к Генеральному прокурору Республики Абхазия с просьбой принять незамедлительные меры по искоренению практики незаконного задержания и удерживании граждан в служебных кабинетах МВД РА.

Кроме того, настоятельно требуем от Генеральной прокуратуры РА отражать состояние надзора за учреждениями уголовно-исполнительной системы в ежегодном докладе Генерального прокурора о состоянии прав человека, законности и правопорядка.

Считаем, что суды также должны играть важную роль в противодействии пыткам. Учитывая выявленные нами факты игнорирования судьями заявлений о применении к подсудимым насилия во время задержания или содержания под стражей, считаем важным рекомендовать Верховному суду Республики Абхазия дать судам руководящие разъяснения о необходимости неукоснительного соблюдения обязанности судьи следовать требованиям УПК РА.

Считаем, что формирование института общественного контроля за соблюдением прав, содержащихся под стражей, в местах лишения свободы, является актуальной и необходимой мерой, способствующей гуманизации уголовного принуждения и предупреждения пыток. Решение этого вопроса требует разработки законодательного акта.

В докладе даны конкретные рекомендации по изменению сложившейся практики.

Продолжая тему нарушения личных прав и свобод, считаем необходимым выразить свою обеспокоенность в связи с тем, что в 2018 г. Уголовный кодекс Республики Абхазия был дополнен новой санкцией, предполагающей применение смертной казни (наряду с пожизненным лишением свободы) за незаконные ввоз в Республику Абхазия, вывоз из Республики Абхазия или перевозку транзитом наркотических средств.

Возможность применения смертной казни в качестве наказания за совершение уголовного преступления прямо противоречит конституционному праву на жизнь. Данный вид уголовного наказания связан с риском лишения жизни невиновных лиц, а качество правосудия в Абхазии и его обвинительный уклон повышают вероятность судебных ошибок.

Экспертные оценки показывают, что достаточной альтернативой смертной казни является пожизненное лишение свободы без права на условно-досрочное освобождение и замены этой меры наказания.

Законодателю и правоприменителям следует обратить внимание на необходимость реализации добровольно взятых Республикой Абхазия обязательств по признанию и гарантированию прав и свобод, закрепленных во Всеобщей Декларации прав человека, в Международном пакте о гражданских и политических правах и иных общепризнанных международно-правовых актах. Таким образом, перспективной целью уголовной политики в Республике Абхазия должно стать исключение из Уголовного кодекса санкции в виде смертной казни.

Следующий вопрос, который связан с нарушением личных прав и свобод — это запрет абортов.

С принятием Закона «О здравоохранении» (от 8 февраля 2016 года), вступило в силу положение об абсолютном запрете искусственного прерывания беременности в Республике Абхазия.

Республика Абхазия – единственная страна из всех бывших советских республик, в которой введен запрет на искусственное прерывание беременности.

Международная практика показывает, что распространены три вида показаний к искусственному прерыванию беременности:

        добровольное согласие на проведение искусственного прерывания беременности;

        наличие социальных показаний, в частности, таких как: изнасилование, инцест, нахождение в местах лишения свободы и ряд других;

        наличие медицинских показаний, которые связаны с риском для жизни и здоровья беременной женщины, а также с невозможностью вынашивания здорового ребенка (например, при наличии аномалии развития плода).

В Абхазии невозможно проведение аборта ни по одному из указанных показаний, даже в случае наличия серьезной угрозы жизни или здоровью беременной женщины.

Мы считаем необходимым пересмотреть пункт 1 части 6 статьи 40 Закона Республики Абхазия «О здравоохранении», и дополнить данную статью пунктами, предусматривающими возможность прерывания беременности по медицинским показаниям вне зависимости от сроков беременности и по социальным показаниям.

Ужасающим для нашего общества остаются случаи, связанные с гендерно мотивированными убийствами женщин.

Из года в год общество потрясают зверские убийства женщин от рук родственников, которые считают, что таким образом защищают честь своей семьи, опозоренной недостойным, по их мнению, поведением женщин.

Мириться с подобным положением дел ни в коем случае нельзя, так как, помимо убитой, жертвами становятся все члены семьи и, в особенности, дети, ставшие сиротами.

Учитывая серьезные негативные последствия подобных преступлений для общества, а также тот факт, что спад подобных преступлений не наблюдается, необходимо вернуться к расследованию необоснованно не доведенных до суда дел последних нескольких лет, связанных с убийствами женщин близкими родственниками. Если же обнаружится проявление халатности при расследовании, приведшей к сокрытию преступления, то вышестоящие должностные лица в органах внутренних дел и прокуратуре должны быть привлечены к ответственности. Необходимо дать правовую оценку совершенным антигуманным поступкам.

В целях предупреждения и противодействия насилию в отношении женщин и детей Аппарат Уполномоченного подготовил Законопроект «О защите от семейно-бытового насилия», направленный на защиту граждан от всех форм бытового насилия, включая покушение на жизнь. На днях законопроект был отправлен в Парламент.

Мы выражаем надежду на поддержку и принятие Закона «О защите от семейно-бытового насилия» в ближайшей перспективе.

Также вызывают серьезную обеспокоенность случаи неправомерного применения огнестрельного оружия во время проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В докладе описан случай применения сотрудниками отделения уголовного розыска Очамчырского РОВД огнестрельного автоматического оружия при попытке остановить преследуемый автомобиль. Сотрудники РОВД пытались остановить автомобиль, стреляя по колесам. В результате стрельбы был ранен пассажир машины.

Законодательство четко регламентирует условия, при которых допускается применение огнестрельного оружия сотрудниками правоохранительных органов.

Необходимо расследовать каждый факт неправомерного применения огнестрельного оружия сотрудниками милиции. Подобные случаи требуют обязательного проведения расследования и применения мер ответственности в соответствии с уголовным законодательством Республики Абхазия.

В докладе также рассматриваются Проблемы реализации свободы передвижения в двух аспектах – ограничение свободы передвижения граждан Республики за ее пределами в связи с проблемами признания статуса государства и внутренние ограничения данной свободы, вводимые отдельными главами местных администраций.

Политически мотивированная изоляция Абхазии со стороны международного сообщества сказывается на разных аспектах, связанных с правами человека, как напрямую, так и косвенно. Примером прямого влияния изоляции на ситуацию с правами человека является ограничение на свободу передвижения граждан Республики Абхазии за ее пределами, за исключением Российской Федерации и других стран, признавших суверенитет нашего государства.

Выданные Республикой Абхазия документы, удостоверяющие личность, не признаются большинством стран мира как легальные. Учитывая, что значительная часть граждан Абхазии являются одновременно гражданами Российской Федерации, основным документом, используемыми для заграничных поездок являются российский заграничный паспорт. Но визовая политика многих европейских стран не допускает получения виз этим гражданам на основании того, что их российские заграничные паспорта выданы посольством Российской Федерации в Республике Абхазия.

По сути, визовая политика ряда европейских стран используется как инструмент для стимулирования граждан Абхазии к получению грузинских документов, и, в конечном итоге, как подталкивание Абхазии в сторону интеграции с Грузией.

Данные действия зарубежных дипломатических ведомств по отношению к гражданам Абхазии фактически являются дискриминацией.

Ограничение на передвижение касается и жителей Галского района, которые сталкиваются с этим в связи с периодически вводимыми правилами перехода государственной границы по реке Ингур.

Одной из наиболее острых проблем для жителей является - закрытие границы, поскольку для большей части из них возможность пересечения абхазо-грузинской границы является жизненной необходимостью, в особенности для тех, кто проходит лечение в медучреждениях Грузии, а также для пожилых людей, получающих пенсии и пособия на территории Грузии.

В связи с тем, что проблема правового статуса и документов жителей Галского района на протяжении длительного времени остается не до конца прояснённым и понятным для населения, постоянно сохраняется проблема пересечения границы для лиц, проживающих в этих районах. А закрытие границы в связи с карантинными мерами, усугубляет существующие проблемы.

В связи с этим следует всесторонне отрегулировать эти вопросы с целью минимизации негативного воздействия закрытия границы на жизнь рядовых граждан.

Основные проблемы в обеспечении социальных гарантий

В Абхазии растет количество семей, оказавшихся за чертой бедности. При этом практически во всех этих семьях не удовлетворяются базовые потребности в еде, одежде, жилищно-бытовых условиях. Во многом это последствия неэффективной социальной политики, не предусматривающей должной поддержки людей, оказавшихся в тяжелых жизненных условиях. Самыми незащищенными от бедности категорией населения являются пенсионеры, малоимущие жители сельских населенных пунктов, малоимущие члены многодетных семей и малоимущие матери-одиночки. К сожалению, до сих пор в стране нет полноценной базы данных всех тех, кто нуждается в социальной поддержке государства. К примеру, отсутствуют данные о количестве детей, не посещающих школу, болеющих хроническими заболеваниями, инвалидов, неблагополучных семей и т.д.

Установленный размер социальной пенсии по возрасту и инвалидности до 1 января 2015 года составлял 150 рублей в месяц, меньше установленного прожиточного минимума в 46 раз. Этой суммы хватало на то, чтобы ежедневно покупать не более 200 граммов хлеба в течение месяца, т.е. немного больше нормы пайка в блокадном Ленинграде.

В Абхазии до 7000 пенсионеров получают только абхазскую пенсию. В соответствии с Постановлением Кабинета Министров РА от 2019 г. социальная пенсия по возрасту и инвалидности составляет 1000 рублей. Это составляет 14,50% стоимости прожиточного минимума, что никоим образом не может удовлетворить базовые потребности, относящихся к этой категории пенсионеров. Установленный в 2011 году размер пенсий и пособий ниже прожиточного минимума, который на 2018-2019 гг. составлял 6900,00 рублей.

Конечно же, многие жалуются, что рассчитанный государством прожиточный минимум в разы меньше фактического.

Задачей Кабинета Министров РА должен стать пересмотр существующей политики социального обеспечения, допускающей пребывание тысяч людей за чертой бедности.

Вопросы пенсионного обеспечения в Абхазии до сих пор регулируются Законом «О пенсионном обеспечении граждан в СССР» от 1990 года и отдельными нормативно-правовыми актами.

Признавая, что в соответствии с Конституцией РА государство обязано обеспечить своих граждан реальными гарантиями социальной защиты, считаем задачей первостепенной важности принятие современного и отвечающего абхазским реалиям законодательства о государственном пенсионном обеспечении, о государственной социальной помощи, о социальном обслуживании. Ситуацию с обеспечением социальных прав граждан следует оценивать как угрожающую социальному благополучию и выживанию отдельных уязвимых категорий населения Республики Абхазия. Призываем Кабинет Министров РА и Народное Собрание – Парламент Республики Абхазия приступить к незамедлительной модернизации пенсионного и социального законодательства.

В докладе также сделан значительный акцент на проблемах различных категорий уязвимых людей, в частности, пациентах Республиканской специализированной психиатрической больницы (РСПБ), лиц, находящихся в местах принудительного содержания.

Право на психиатрическую помощь

В Республике не разработана система выявления и оказания помощи лицам, страдающим психическими расстройствами, соответственно, отсутствует консолидированная база данных. Единственным учреждением, в котором люди с психическими расстройствами могут получить психиатрическую помощь как стационарно, так и амбулаторно, является РСПБ. При этом больница не владеет достаточными финансовыми, материально-техническими и человеческими ресурсами, необходимыми для оказания услуг нуждающимся в психиатрической помощи по всей Абхазии.

Существующая система оказания психиатрической помощи, включая обеспечение лекарственными средствами лиц, страдающих психическими расстройствами, представляется неэффективной. После завершения курса лечения в РСПБ, вернувшись домой, бывшие пациенты оказываются без наблюдения врачей, что также является причиной непредоставления им своевременной помощи. Для получения медикаментов, необходимых для продолжения лечения на дому, пациенты из всех районов Абхазии вынуждены приезжать в Сухум или в поселок Гулрипш в РСПБ, что тоже является дополнительным препятствием для успешного лечения. Другая проблема – это несвоевременное обеспечение лекарственными препаратами.

Кроме того, в самой больнице существуют проблемы. В 2019 году на протяжении двух кварталов пациенты не получали в необходимом количестве предписанные лекарственные препараты и продукты питания из-за отсутствия финансирования. Мы надеемся, что будут серьезно изучены причины существующих проблем в психиатрической больнице, и права пациентов будут защищены.

На сегодняшний день в Абхазии нет специального закона, который определял бы порядок оказания психиатрической помощи.

Отсутствие специального закона является серьезным пробелом в действующем законодательстве о здравоохранении. Оно затрудняет реализацию гарантий медицинской помощи лицам, имеющим психические расстройства, что делает их одной из наиболее уязвимых категорий населения.

В докладе есть конкретные рекомендации по улучшению системы оказания психиатрической помощи лицам, страдающим психическими расстройствами.

Соблюдение прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания

Для изучения условий содержания подозреваемых, обвиняемых и осужденных мы посетили целый ряд учреждений уголовно-исполнительной системы и описали условия содержания и отбывания наказания с указанием неотложных мер и рекомендаций, необходимых для улучшения обращения с заключенными.

Осужденные, отбывающие наказание и задержанные по подозрению в совершении преступлений разной тяжести, содержатся вместе. Более того, в СИЗО МВД РА в поселке Дранда Гулрыпшского района и в ИВС МВД РА отсутствует дифференциация условий содержания с учетом тяжести совершенного преступления. Все заключенные находятся в одинаково тяжелых условиях.

В Республике Абхазия отсутствуют исправительно-трудовые учреждения

За более чем 27 лет государство не построило колонию для заключенных, несмотря на тяжелые условия содержания. Не было капитального ремонта здания СИЗО, но при этом постоянно производились локальные ремонтные работы. Однако работы, направленные на улучшение условий в тюрьме, не могут существенно изменить ситуацию, поскольку по своим параметрам и техническому состоянию само здание не соответствует нормам для содержания заключенных на длительный срок и, соответственно, не пригодно для его реконструкции в этих целях.

Строительство нового учреждения остается главной и требующей срочного решения задачей для обеспечения надлежащего режима содержания заключенных.

Есть также проблемы с оказанием необходимой своевременной медицинской помощи, о которых подробно написано в докладе. Вызывает обеспокоенность, что в тюрьме не проводится соответствующая работа, направленная на выявление и лечение больных туберкулезом, в целом не налажена система профилактики и борьбы с этим заболеванием. Об этом свидетельствует тот факт, что в тюрьме более двух лет не проводилось никаких исследований по выявлению больных туберкулезом.

В Абхазии отсутствуют места отбывания лишения свободы, предназначенные для женщин и несовершеннолетних, поэтому данные категории заключенных содержатся в ИВС МВД РА в г. Сухум, где находятся также как осужденные, так и подозреваемые и обвиняемые в совершении преступлений. Все вместе они содержатся в небольших по площади душных камерах, куда практически не попадает дневной свет.

В ИВС отсутствуют адекватные места для прогулок. Все заключенные практически лишены доступа к свежему воздуху. Круглосуточное нахождение в суровых условиях на протяжении длительного времени приводит к серьезным заболеваниям. Условия содержания во всем здании не соответствуют санитарно-гигиенические нормам.

Женщины, находятся в камерах, расположенных на этаже, где также располагаются мужские камеры. Понимая, что здание устаревшее и не подлежит реконструкции, считаем необходимым предпринять безотлагательные меры хотя бы по обеспечению условий для прогулок. А именно, разделение этажа, на котором располагаются женские и мужские камеры, на две части (женскую и мужскую) путем установки перегородки в коридоре.

Мы надеемся, что руководство МВД перейдет от переговоров к скорейшему решению вопроса, касающегося жизни и здоровья заключенных.

В докладе также описано состояние ИВС Ткуарчалского, Гулрипшского и Гудаутского РОВД.

Право на гражданство

Одной из наиболее острых системных проблем, провоцирующих массовые нарушения, является государственная политика в сфере признания, приобретения абхазского гражданства и определения статуса иностранных граждан. Данная проблема имеет два измерения, рассмотренные в настоящем докладе – это проблемы непризнания абхазского гражданства жителей, проживающих в восточных и западных районах Абхазии, которые различаются своей спецификой.

Нарушение права на гражданство жителей Республики Абхазия

В аппарат Уполномоченного регулярно поступали жалобы от граждан разной этнической принадлежности, которым паспортные отделы Паспортного управления МВД РА отказали в обмене паспортов. Фактически процедура по обмену паспортов была превращена в проверку факта наличия гражданства. Лицам, которым отказывают в обмене паспортов предлагается восстанавливать, либо получить гражданство заново в общем порядке. Данные рекомендации, однако, в подавляющем большинстве случаев являлись произвольной интерпретацией положений законодательства о гражданстве. Требование о сроке проживания, с которым сталкиваются многие граждане - является серьезным нарушением основополагающего права на гражданство еще и на фоне того, что положение о цензе оседлости применяется по этническому признаку, т.е. затрагивает лиц неабхазской национальности. Мы считаем необходимым пересмотреть дискриминационные нормы, закрепленные в пункте «б» части 1 статьи 5 и части 2 статьи 17 Законе «О гражданстве», которым была предана обратная сила.

Проблема обмена паспортов имеет настолько серьезный характер, что несмотря на решения судов, признающие действия паспортных отделов незаконными, последние отказываются эти решения выполнять. По имеющейся у Уполномоченного информации, существовало негласное указание начальника Паспортного управления МВД РА Э.М. Манаргия не исполнять решения судов, по которым действия паспортных отделов признаются недействительными. Несмотря на то, что действия паспортных отделов и, в целом, Паспортного управления МВД РА следует расценивать как серьезные должностные правонарушения, органы прокуратуры не реагируют на подобные нарушения и не предпринимают мер по пресечению их незаконных действий.

Проблемы правового положения грузинского населения в восточных районах Республики Абхазии

Специфическая ситуация сложилась в отношении лиц грузинской национальности, проживающих в восточных районах Абхазии, чье правовое положение до сих пор остается неурегулированным. Основной проблемой населения грузинской национальности в трех восточных районах Абхазии остается проблема получения документов, удостоверяющих личность – паспорта гражданина РА, вида на жительство, формы № 9, свидетельства о рождении и др.

Выдача общегражданских паспортов в Галском, Ткуарчалском и Очамчырском районах Республики Абхазия была официально приостановлена 13 мая 2013 года. Следует отметить, что подобные решения не могут приниматься в массовом порядке, каждый случай должен рассматриваться индивидуально в судебном порядке.

Паспортизация стала, по сути, процедурой признания (подтверждения) абхазского гражданства. Исключение преемственности положений Закона о гражданстве 1993 года и внесение ценза оседлости в Закон 2005 года, а также изменения, предусматривающие отсутствие иностранного гражданства (за исключением гражданства Российской Федерации) для признания гражданства РА и прекращение абхазского гражданства при наличии гражданства иностранного государства - ограничило жителей данных районов в возможности являться абхазскими гражданами. Это стало возможным, потому что все эти изменения получили обратную силу, т.е. считается, что они начали действовать с начала вступления в силу Закона «О гражданстве» от 8 ноября 2005 года. Обратная сила закона – это серьезное нарушение прав человека и принципа правового государства (в частности, принципа правовой определенности), закрепленного в статье 1 Конституции РА.

Многие возникшие с вопросом гражданства проблемы, должен был урегулировать Закон «О правовом положении иностранных граждан в Республике Абхазия». Однако, на наш взгляд, в нем не в полной мере были учтены особенности укорененного в Абхазии населения, не имеющего иного постоянного места жительства. Представляется, что положение Закона должно быть доработано в части прав жителей Галского района с учетом того факта, что основная их часть является укорененным населением, не говоря уже о коренном населении района (жителях Галского района абхазского этнического происхождения).

Кроме того, отсутствие легитимного для абхазского государства механизма, позволяющего признать отказ многих жителей этих районов от грузинского гражданства, оставляет тысячи людей без права выбора.

Исходя из вышеизложенного, считаем, что необходимо вернуться к серьезному не политизированному обсуждению этих и других вопросов.

Двойное налогообложение в Галском районе

Специфическая ситуация с правовым статусом жителей Галского района в условиях неурегулированного конфликта с Грузией создает проблемы для населения и в других сферах, имеющих отношение к обеспечению прав человека.

В Галском районе размер земельного налога, взимаемого с физических лиц, существенно превышает размер аналогичных налоговых платежей в других районах Абхазии. УПЧ РА считает недопустимым применение необоснованно увеличенной ставки земельного налога и поэтому призываем Генеральную прокуратуру отреагировать должным образом на запросы, связанные с проверкой законности решений Галского районного собрания и ИМНС Галского района по данному вопросу.

Образование в Галском районе

Одна из важных проблем, волнующих жителей Галского района, связана с вопросами образования. С сентября 2015 года в 11 школах Нижней зоны Галского района с первого по четвертый класс введено обучение на русском языке. Постепенно обучение переходит на русский язык и в средних классах. В связи с тем, что большинство учителей не владеет базовым уровнем знаний русского языка, обучение на русском языке сопряжено с серьезными проблемами. Несмотря на то, что для объяснения учебного материала используется и грузинский, и мингрельский языки, учащимся сложно осваивать учебную программу. Учителя жалуются, что снижается качество образования из-за того, что они вынуждены обучать детей на языке, которым сами плохо владеют, а многие дети не владеют им вовсе. Понимая, что в целях интеграции в абхазское общество необходимо знание и русского, и абхазского языков, жители заинтересованы в их изучении. Однако, учителя и родители выражают обеспокоенность в связи с неподготовленным и ускоренным переходом на русский язык обучения. Постепенный и поэтапный процесс перехода на обучение на русском и абхазском языках мог бы снять проблему снижения качества преподавания. При этом важно обеспечить право на изучение родного языка. Нельзя допускать, чтобы из-за поспешных, непродуманных действий учащиеся школ лишались качественного образования и полноценного знания родного языка.

Доклад завершают вопросы совершенствования отправления правосудия в Республике Абхазия с учетом проблем, выявленных экспертами аппарата Уполномоченного.

В архиве Аппарата Уполномоченного хранится значительное количество жалоб и материалов, из которых следует, что граждане не смогли восстановить свои права, нарушенные в гражданском процессе.

В настоящее время в Республики Абхазия сложилась ситуация, когда решения по одним и тем же делам после очередной отмены судом кассационной инстанции (причем в том же составе) рассматриваются судьями первой инстанции по 3-4 раза. Мы просим учесть наши замечания и рекомендации в этой части.

Уровень развития демократии в обществе определяется не только признанием властью прав и свобод человека, но и наличием эффективного государственного механизма их реализации и защиты. В соблюдении прав человека особую значимость приобретает работа судебных органов, деятельность которых направлена на восстановление нарушенных прав.

Считаем серьезной проблемой в сфере защиты прав детей отсутствие специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних

В абхазском судопроизводстве судебные разбирательства по уголовным делам для несовершеннолетних не выделены в отдельную сферу. Отсутствие специальных законов и устаревшая репрессивная практика в отношении несовершеннолетних правонарушителей приводят к тому, что суд при разбирательстве и вынесении решения не учитывает все то, что отличает несовершеннолетнего от взрослого человека. Т.е., процесс судебного разбирательства ориентирован на репрессивные меры, а не на защиту несовершеннолетнего.

Нередко обвиняемых подростков лишают свободы в досудебный период, и такое содержание под стражей может длиться много месяцев. Подростки могут подвергаться жестокому обращению, психологическому давлению и даже пыткам, после которых они дают признательные показания против себя.

Гуманные принципы, заложенные в Минимальных стандартных правилах ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних должны найти свое отражение и закрепление в абхазском законодательстве, а до тех пор практика следования им в судах будет в какой-то степени способствовать гуманизации судопроизводства, касающегося несовершеннолетних.

В целях эффективного продвижения прав детей следует развивать и укреплять механизмы их защиты. В связи с этим считаем, что наличие Уполномоченного по правам ребенка позволит укрепить гарантии реализации прав и свобод детей.

Кроме того, считаю важным обратить ваше внимание на описанные в докладе проблемы, связанные с существующими препятствиями у Уполномоченного в вопросах реализации задач, стоящих перед этим новым институтом. Прошу поддержать изложенные в докладе предложения и рекомендации, направленные на внедрение в наше законодательство эффективных механизмов обеспечения и защиты прав и свобод человека.

Мы выражаем благодарность всем, кто оказывает нам поддержку в становлении и укреплении данного правозащитного института, в котором мы пока еще очень нуждаемся.

Уважаемые депутаты Парламента!

В представленном докладе содержится ряд рекомендаций по изменению Закона «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Абхазия», Кодекса Республики Абхазия о конституционной юрисдикции, Закона Республики Абхазия «О здравоохранении», Уголовного кодекса РА, Уголовно-процессуального кодекса РА, Закона «О гражданстве Республики Абхазия», избирательного законодательства, Гражданско-процессуального кодекса РА и других нормативно-правовых актов.

Мы выражаем надежду на то, что изложенные в докладе рекомендации, будут рассмотрены Народным Собранием – Парламентом РА в ближайшей перспективе.

Также выражаем надежду на то, что основные предложения и рекомендации, изложенные в докладе, будут реализованы на практике и учтены сотрудниками отдельных служб органов государственной власти при осуществлении их профессиональной деятельности.

Зрелость и состоятельность нашего государства определяется не только способностью обеспечить безопасность от внешних угроз, экономическое развитие, но и способностью обеспечить права всех без исключения жителей республики. А для этого крайне необходима активизация внутренней работы по совершенствованию законодательства в отношении обеспечения прав человека и внедрению современных практик и подходов, обеспечивающих защиту прав человека во всех сферах, начиная от суда и заканчивая детскими образовательными учреждениями.

Убеждена, что последовательное соблюдение и реализация закреплённых в Конституции Абхазии, в национальных законах и основополагающих международных актах норм, посвященных защите прав и свобод человека и гражданина, будут способствовать становлению Республики Абхазии как современного правового демократического государства.

Спасибо.

****

Весь текст доклада смотрите по ссылке: https://ombudsmanra.org/upload/iblock/f9b/f9bcad983b2dbaafd39cfb8886290fa2.pdf

Прочитано 2173 раз Последнее изменение Вторник, 30 июня 2020 15:26

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.