Календарь событий

« Май 2022 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

ЕЛЕНА КОБАХИЯ: СОСТОЯНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ В АБХАЗИИ - ЭТО КОМПЛЕКСНАЯ ПРОБЛЕМА, РЕШЕНИЕ КОТОРОЙ ТРЕБУЕТ КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА

Интервью Понедельник, 24 августа 2015 16:16
Оцените материал
(1 Голосовать)

Директор Сухумского Дома Юношества Елена Кобахия ответила на вопросы информационного агентства «Абхазия-Информ»

Елена Владимировна, сегодня многие говорят о проблемах в системе образования. Какие проблемы вы можете выделить, и как их решать?

Елена Кобахия: Не секрет, что современное образование в Абхазии до сих пор сохраняет черты советской образовательной системы: у нас в этой сфере мало что изменилось. Роль образования в жизни общества чрезвычайно велика, и необходимость перемен в этой сфере ощущает каждый. И в самом деле, на фоне серьезнейших преобразований в нашей жизни образование продолжает оставаться прежним и никак не отвечает на современные вызовы. Если бы нам удалось сохранить лучшие черты классической советской школы, то реорганизационный процесс, возможно, не был бы таким болезненным. Но, к сожалению, сегодня практически не осталось преподавателей, которые умеют так учить, а преподаватели нового поколения еще не заявили о себе. И на это тоже имеется целый ряд причин. В любом случае, рассматривая образование как систему, нам следует обратить внимание не только на проблемы, имеющиеся в школах, но и в дошкольных учреждениях и вузах.

Остановлюсь на двух звеньях системы - дошкольном и общеобразовательном.
Я недавно слушала интервью министра образования А.П.Какоба, в котором говорилось о катастрофической нехватке детсадов. Согласна. Но это только часть проблемы. Мы можем построить сады, но в них не будет хватать воспитателей. На самом деле нам не хватает людей, которые придут в детские сады и будут профессионально обучать детей. Материально-техническая база, конечно, чрезвычайно важна, но сегодня профессионализма в этой среде явно недостаточно. Поэтому проблема подготовки высокопрофессиональных кадров стоит особенно остро.

Что касается школы, то мы давно говорим о том, что выпускник, заканчивающий ее сегодня, без репетиторов не может никуда поступить, не чувствует себя конкурентоспособным. Почему так происходит? Почему школа перестала выполнять свою самую главную функцию? Может, мы не так учим, не отвечаем современным вызовам, может быть, мы слишком изолированы и понятия не имеем, что происходит мире в сфере образования? А ведь сегодня многие национальные образовательные системы переживают кризис, и специалисты предпринимают определенные шаги по его преодолению.

Любая страна думает о том, как должно выглядеть образование. Существуют целые институты, определяющие образовательную стратегию. К сожалению, скоординированных усилий в этом направлении у нас пока еще нет. Министерство образования, естественно, должно этим заниматься, но есть ведь и другие институты, которые могут помочь. Институт педагогики, например, университет, другие профессиональные сообщества, различные образовательные фонды должны участвовать в формировании образовательной политики.

Структуры, отвечающие за образование, существуют изолировано друг от друга. Мне кажется, что координация усилий в этом плане тоже принесла бы серьезные результаты.

Еще одна проблема - подготовка кадров. Здесь тоже надо думать над тем, как это делать, используя современные технологии, отвечая на вызовы сегодняшнего дня. Мы все твердим о падении престижа педагогической профессии. А что нужно сделать, чтобы его поднять?

У нас, к счастью, есть преподаватели, чей опыт неоценим.

Мне абсолютно не нравится фраза о том, что незаменимых людей нет. Я полагаю, что незаменимые люди есть. Их индивидуальный опыт необходимо зафиксировать. Почему бы не снять отдельные уроки и не показать их на телевидении. Это было бы интересно всему педагогическому сообществу. Можно их демонстрировать, используя различные профессиональные площадки: семинары, конференции, форумы. Ведь какие-то отдельные педагоги добиваются невероятных успехов: как они это делают? Этот положительный педагогический, профессиональный опыт, конечно, тоже надо учитывать.

Возвращаясь к теме подготовки кадров, мне кажется, что сейчас, наряду с уже имеющимися площадками по подготовке педагогических кадров, нужно создать целую сеть различных тренингов, краткосрочных курсов, которые дадут возможность быстро и эффективно готовить людей. В противном случае мы будем десятилетиями ждать необходимых перемен. Система тренингов в данном случае очень хороша, потому что позволяет динамично реагировать на изменения.

Мы сегодня должны себя спросить: каким мы хотим видеть выпускника школы, что он должен уметь, оканчивая школу, какими владеть компетенциями? Тут возникает вопрос не только о знаниях, но об умениях, навыках, которые мы даем в школах. Современный выпускник должен уметь самостоятельно находить необходимую информацию, делать презентации, должен уметь формулировать вопросы - одно из сложнейших и важнейших умений человека. Задавать вопросы – значит испытывать любопытство к жизни, к окружающему миру. Умение задавать вопросы, а затем и находить ответы позволяет изменять мир к лучшему. Поэтому это умение нужно всячески стимулировать. Конечно, есть много других умений и навыков, которые можно и нужно развивать в школе.

Поэтому я думаю, что сегодня задача структур, отвечающих за образование, состоит в создании профессиональных рабочих групп. У каждой из групп могли бы быть вполне внятные конкретные задачи, не очень обширные, так как когда начинаешь думать о ворохе проблем, с которым сегодня мы сталкиваемся, может возникнуть «паралич», и мы можем вообще не сможем никуда двигаться. Если будут задействованы рабочие группы, то они смогут выработать какие-то рекомендации, как краткосрочные, так и долгосрочные.

Специализированные институты должны определить приоритетные цели и задачи, разрабатывать долгосрочные перспективные планы, рабочие группы могли бы заниматься конкретными краткосрочными проблемами.

Я считаю, что невозможно в один день взять и реформировать всю систему образования. Мне кажется, что можно было бы начать с двух звеньев системы- дошкольных учреждений и начальной школы, поскольку они тесно взаимосвязаны. Следует серьезно проанализировать все «плюсы» и «минусы», весь комплекс имеющихся проблем и попробовать выработать рекомендации.

Конечно, придется приложить очень много сил, поскольку комплексная задача потребует комплексных усилий. Если у нас поднимется образовательная планка в дошкольных учреждениях, то это повлечет неизбежные позитивные изменения в начальном звене.

У вас в СДЮ есть различные секции, в том числе и языковые для детей. Какие методики вы используете?

Елена Кобахия: Как вы знаете, Дом Юношества является учреждением дополнительного образования. То есть, здесь осуществляются самые разнообразные образовательные программы, существующие за пределами школ. Это совсем не значит, что у нас нет высоких образовательных стандартов. Главная цель СДЮ - научить детей учиться, думать. Это тоже одно из важных умений. Получать удовольствие от процесса обучения – очень важная составляющая образования. У нас это получается, возможно, потому что мы очень долго думаем над этим и долго над этим трудимся. СДЮ - 17 лет, и мы все эти годы работаем с детьми с помощью интерактивных методик. Понятно, что интерактивные методики не могут быть панацеей. Но умение сочетать классические подходы и современные технологии приносит очень хорошие результаты, делает образовательный процесс интересным и эффективным.

Все знают, что в работе с детьми интерактивный компонент очень важен. Не стоит забывать о том, что основной вид деятельности ребенка – это игра. С ее помощью маленький человек осваивает мир. Он может обучаться играючи, то есть естественно и радостно. Педагог использует его небольшой личный опыт. Мне кажется это важным, потому что если мы говорим о воспитании личности, то она должна чувствовать уважение к себе со стороны, тогда у нее сформируется и самоуважение. При таких условиях у нас вырастет достойный человек, который, окончив школу, станет интересной развитой личностью, обладающей множеством компетенций. СДЮ нацелен на это.

Хочу обратить внимание на то, что у нас непродолжительный образовательный цикл – 2,5 – 3 месяца. Все секции (а их сейчас 10) запускаются одновременно в один день и работают весь этот период. У нас изучают абхазский и английский языки, компьютеры, живопись, пение и многое другое. За это время, если мы говорим о языках, мы очень серьезно прогрессируем. Оказывается, начальный (стартовый) уровень изучения языка можно пройти спокойно примерно за три месяца при условии, что вы занимаетесь не менее часа 3 раза в неделю.

Дети преодолевают психологические барьеры, обучаются базовой лексике, учатся конструировать предложения, и в результате к концу потока могут коммуницировать на элементарном уровне. А что потом? Те, кто желает продолжать обучаться дальше, переходят на следующий уровень, который также длится 2,5-3 месяца. Но наряду с этой группой мы снова набираем детей на стартовый уровень. Для нас очень важна возможность нового набора, поэтому каждый педагог у нас ведет по 2 группы: новичков и «ветеранов». При таком подходе у нас выросло очень много детей, которые годами здесь занимались, посещая различные секции. Именно тогда у нас появилась идея создания молодежных клубов для тех, кто не собирался покидать стен СДЮ. К примеру, у нас был создан клуб «ДЮНА», который работал много лет, а сегодня он уже осуществляет самостоятельную деятельность. Интеллектуальные программы в Абхазии – это их сфера деятельности. Они проводят городские, республиканские и международные турниры. Молодежный клуб «ДЮНА» состоит из молодых людей, состоявшиеся в своих профессиях и личностно, они нам очень помогают. Сейчас в СДЮ создан еще один молодежный клуб, совсем молодой, но уже хорошо зарекомендовавший себя. Это активные ребята, которые хотят сделать что-то полезное для своего молодежного сообщества и общества в целом. В основном, их проекты связаны с социальной проблематикой, кроме того, ребята участвуют в различных акциях.

Если говорить о проблеме изучения абхазского языка в школах, как вы считаете, нужны ли новые методики и почему у нас такая проблема с изучением языка?

Елена Кобахия: Конечно, нужны. Мы уже много лет работаем с этими новыми методиками и вполне успешно.

А почему тогда у вас получается за два-три месяца дать какой-то базис, а в школах не очень?

Елена Кобахия: Мне кажется, здесь дело в том, как учить и какие ставить цели. Опять же нам на помощь приходят интерактивные методики. Мы обучаем с помощью игры, через большое количество наглядных пособий. У нас есть лото, созданное Людмилой Начкебиа, которое мы используем очень много лет. Лото - это базовая элементарная лексика в картинках, оно нам очень помогает. Мы очень активно используем наглядный материал, разработанный Фондом абхазского языка. Мы пользуемся и дисками, и книгами, то есть не ленимся: ведь не секрет, что интерактивный урок нужно долго готовить, продумывая каждую мелочь, каждое упражнение. Ну и другой важнейший компонент - педагог, которого любят дети. Когда возникает доверие между преподавателем и ребятами, дети готовы и очень хотят поразить его своими знаниями, активностью. Мы, конечно, используем этот момент. Абхазский язык у нас изучают ребята разных национальностей. И нет ни одного ребенка, который бы не продвинулся бы вперед в изучении языка.

Нам кажется, что уже давно пора использовать поуровневый подход в изучении языков. Такой способ обучения используется многими странами, в которых остро стоит проблема сохранения языка. И мы просто обязаны серьезно подумать, как это сделать у нас. За активное продвижение внутри каждого уровня нужно поощрять ребенка. Хороший результат не заставит себя ждать, если у нас в стране появится целая сеть курсов изучения языка на самых различных уровнях. Мы должны предложить людям это разнообразие. Но для этого нужно готовить соответствующие кадры.

Сегодня же перед педагогами абхазского языка стоит архисложная задача. Сложно учить детей в одной группе, одни из которых совсем не знают языка, у других имеется какой-то базис, а третьи знают язык очень хорошо. Конечно, надо делить класс на группы, тогда неизбежные позитивные перемены не заставят себя долго ждать.

Мы много лет говорили о том, что учителя должны прийти на предприятия, в госучреждения, и руководители должны выделить определенный час на изучение языка. А почему нет? По сути, это и является вкладом государства, которое тратит свои ресурсы и время на изучение абхазского языка. Но тут возникает вопрос: а сколько надо таких педагогов? Много. Значит, их надо подготовить. Опять через систему тренингов для ускорения процесса. И, конечно же, государство должно выделить серьезные средства на все это. Как говорится, если образование тебе кажется слишком дорогим, подумай, во сколько тебе обойдется его отсутствие.

Обидно, что мы столько лет мы говорим об изучении языка и не предложили людям ничего. Спросите, где сегодня взрослый человек может выучить язык? Нигде. В СДЮ была открыта в свое время группа для взрослых. Сначала набралось много людей, но до конца по разным причинам дошли немногие. Но те, кто окончил обучение, счастливы, потому что они действительно многому научились. Поэтому надо открыть целую сеть таких курсов и тогда мы могли бы говорить: там учат хорошо, там не очень и т.д. Во всяком случае, мы должны людям что-то предложить. Пока, к сожалению, мы в этом плане обществу ничего кроме деклараций не предложили.

Когда идет речь о реформах, важно соблюдать принцип: не навреди. Конечно, тут важно не навредить, не наломать дров с реформами.

Из интервью с министром образования я поняла, что в основном сейчас речь идет о модернизации образования, так как реформы – дорогостоящая вещь. Что ж, пусть так. Важно это сделать профессионально. Но что делать что-то надо - это факт. Промедление уже невозможно, в образовании назрели перемены.

Когда изменится наша общеобразовательная школа так, чтобы дети гордились тем, что они закончили именно эту школу, учились именно у этих педагогов? Это действительно дорогого стоит. Мы в свое время гордились этим. Я окончила сухумскую школу № 10 и теперь понимаю, что у нас был очень приличный образовательный уровень. У нас был достаточный уровень образования, чтобы потом самостоятельно учиться дальше: профессии, жизни.

А как вы думаете, почему?

Елена Кобахия: Тут много причин, вспомните условия работы после Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 гг. Во-первых, большое количество педагогов уехало, материально-техническая база была ужасной, настроение у людей депрессивное, учебников не было и т.д. И сегодня педагоги в довольно сложной ситуации. Престиж профессии упал. Вы спросИте детей, для чего они ходят в школу? Многие не смогут ответить на этот вопрос. Они с удовольствием посещали бы репетиторов за пределами школы и вовсе не ходили бы в школу, вот только получить бы какой-нибудь документ об окончании.... Мы должны сами ответить себе на вопрос: что ребенок должен получить в школе, какими знаниями и умениями обладать?

Завершая наш разговор, повторюсь: состояние образования в Абхазии - это комплексная проблема, и ее надо также комплексно решать, по уровням. Не надо бояться малых и больших рабочих групп, можно также осуществлять какие-то отдельные образовательные проекты, пропустив их через конкурс. Ввергать школы в состояние эксперимента я бы не стала. На самом деле, это довольно сложно и психологически, может быть, неправильно сегодня. Но надо хорошо подумать в вопросе подготовки, переподготовки учителей. А по детям мы сразу поймем, что перемены наконец-то произошли.

Прочитано 3262 раз

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.